ПЕРВЫЙ ХОЗЯИН УСАДЬБЫ «ОТРАДА - СЕМЕНОВСКОЕ» - ГРАФ ВЛАДИМИР ГРИГОРЬЕВИЧ ОРЛОВ

                                

Граф Владимир Григорьевич – младший из пяти знаменитых братьев Орловых, сподвижников Екатерины Великой. Он не стал военным, а по слабости здоровья и склонности к наукам был послан в Лейпцигский университет, где получил отличное образование и, вернувшись, был назначен директором Императорской Академии наук. Ему было всего 24 года. По словам Екатерины II, у него «глаз орлиный, как у братьев», и он не допустит никакого беспорядка.

                         

Екатерина II – мудрая и наблюдательная, заметила философский склад ума Владимира Орлова, его склонность к науке, к размышлениям и созерцанию.  Увидела императрица и некоторый педантизм в его характере, с которым он подходил к выполнению порученного дела. Все эти качества, по ее мнению, помогли бы в скором времени навести порядок в Академии наук, где в то время главенствовали ученые-немцы. Екатерине нравилось беседовать с Владимиром Орловым, она в шутку называла  молодого человека философом. Императрица нуждалась тогда в преданных ей людях во всех сферах государственной жизни. Молодой  Владимир Орлов был одним из таких людей. Он со временем навел порядок в Академии, несмотря на молодость, был строг. Как заметил один из его подчиненных А.Эйлер: «Нам приходилось выносить на себе всю тяжесть его железного скипетра».

Жизнь в Академии оживилась с приходом туда Владимира Орлова. Молодой директор организовывал экспедиции по изучению европейской и азиатской  частей империи. Целью их было исследование почвы, воды, ландшафта. Его интересовали способы возделывания степей, пчеловодство, шелководство, овцеводство. Владимир Григорьевич  уделял внимание ученым-самородкам из народа, посылал их учиться за границу, часто оплачивая эту учебу из своего кармана. Полюбив в ранней юности астрономию, Владимир Орлов, возглавляя Академию наук, уделил развитию этой науки в России большое внимание и организовал обмен опытом русских и зарубежных ученых-астрономов в 1769 году, когда ожидалось важное событие в области астрономии – прохождение Венеры перед Солнцем.

Владимир Петрович Орлов-Давыдов в своем очерке о деде писал: «Ему приходилось, вероятно, не один раз настаивать на соблюдении порядка и правил, им введенных при учреждении Академической комиссии. Его твердость была иногда не по вкусу академикам, как можно заметить из их интимных писем…». 

В конце 1774 года (в знак солидарности с братьями) граф Владимир Григорьевич уволился со службы в чине генерал-поручика с камергерским жалованием. В Москве он купил  собственный дом на Большой Никитской улице, а  в подмосковном селе Семеновское Хатунской волости граф в 1775 году начал строительство своей загородной усадьбы, названной «Отрадою», «прибежищем для тихого семейного счастья». Ему было 32 года.

                         

Женился Владимир Григорьевич в 1768 году на фрейлине императрицы Елизавете Ивановне Штакельберг. Познакомились они во время путешествия по Волге с императрицей и ее приближенными на галере «Тверь» в 1767 году. Елизавета Ивановна была родом из обрусевших прибалтийских немок. Никогда не славившаяся особенной красотой, она была необычайно кроткого нрава и пришлась по душе Владимиру Орлову. С ней он прожил в любви и согласии 49 лет, нажив пятерых детей (была и шестая, рано умершая и упоминаемая в письмах «Оленушка»).

                                

Владимир Григорьевич отличался от старших братьев и характером, и воспитанием, но унаследовал и фамильные черты Орловых: рачительность в хозяйстве, внимание к людям, незлобивость, неумение мстить.

Все братья Орловы, занявшись после отставки хозяйством, преуспели в этом, умножая свои богатства умелым ведением дел и бережным отношением к своему добру, к крепостным крестьянам. Они одни из первых строили больницы, приглашая лучших иноземных лекарей, открывали ясли для младенцев, чьи матери трудились на полях. Во время неурожаев или засухи все Орловы помогали голодающим в своих имениях зерном, заботясь, чтобы никто не умер с голоду.

Из дневника графа Александра, сына Владимира Григорьевича, 1786 года: «В селе Поречье церковь богатая, стала в 50.000 рублей. Крестьяне построили ее без всякой посторонней помощи. Много здесь домов каменных, крестьяне очень богаты».

«Я желаю, чтобы бедным и сиротам притеснения от богатых не было, чего очень беречься надобно, когда такое дело до сведения моего придет, и я невинность увижу, то не упущу жестоко за оное наказать». (Из указов графа В.Г.Орлова).

«Пьяниц, воров и гуляк и тому подобных отдавать в рекруты всегда можно без очереди, однако стеречься очень, чтобы бедным доброго жития никакого притеснения не делать. В таких случаях я, конечно, начальников и тех, которые притесняли, жестоко накажу». (Из указов В.Г.Орлова).

Несмотря на строгость барина и скромное жалование, конторщики и служащие у графа держались за свои места, понимая, что у него надежнее, чем у других, возможно, и более щедрых.

С годами у Владимира Григорьевича стали проявляться педагогические способности. Он стал мудрым воспитателем и наставником не только своим пятерым детям, но племянникам и внукам. На его попечении  остались внебрачные  сыновья брата Федора после его смерти, племянница Анна Орлова-Чесменская, побочный сын Алексея Александр Чесменский. Всех опекал Владимир Григорьевич, устраивал в лучшие пансионы, заботился. Владимир Григорьевич сохранял все тетради своих детей и внуков, бережно переплетая и храня в шкафах библиотеки «Отрады». Библиотека была обширная.  В ней собраны были все книги, вышедшие к тому времени в России. Читать Владимир Григорьевич любил. Живя в «Отраде», читал по шесть часов: с 6 утра до 12.

                                        

Обладая огромным богатством, в быту граф был очень скромным, довольствуясь лишь необходимым. Дворец в «Отраде» выстроил для семейства, ставя на первый план удобство и потребности родных, а не представительность; но не поскупился на тщательность отделки, на добротные материалы, пригласив «самого известного архитектора» того времени.

Убранство комнат при Владимире Григорьевиче было простым, из украшений - гравюры с изображением бабочек и птиц из Натуральной истории Бюффона. Расточительность и накопление добра не были характерны для графа В.Г.Орлова. У него были другие привязанности и увлечения.  Он любил природу, особенно лес, свой не рубил ни при каких обстоятельствах. Если случался пожар, предпочитал закупать лес на стороне. Заботился о состоянии лесных угодий:  лес в «Отраде» был окружен рвами от пожара, очищался от сухостоя. Всю огромную территорию усадьбы (300 га) обихаживали лучшие садовники -  русские и приглашенные из-за рубежа. Во все тонкости ведения хозяйства граф вникал сам. Учет и контроль осуществлял во всем, поэтому хозяйство в «Отраде» было образцовым.

В детстве Владимира Григорьевича воспитывала набожная няня, поэтому граф усвоил веру с пеленок  и пронес ее через всю жизнь, стараясь жить по Евангелию. Строил церкви во всех своих имениях и, конечно, в «Отраде». На высоком холме большого луга возвел в 1778 году храм во имя Святого князя Владимира, своего небесного покровителя, часто исповедовался и причащался, к чему побуждал и своих крепостных. В  дни Великого поста все они должны были прийти на исповедь.

                                     

   

Люди всегда были интересны графу Владимиру. Среди крестьян у него было несколько друзей, которых он оповещал  о своем прибытии в «Отраду», и они приходили к нему  беседовать.  Граф  ценил добродетели своих крепостных, повторяя: «Чем ниже род, тем ценнее добродетели оного».   

Граф Владимир, как и все  братья Орловы, был предан императрице   Екатерине II  до последних своих дней. Если ему случалось прочитать в иностранной газете что-нибудь нелестное об императрице, он сильно расстраивался и переживал,  «выходил из себя при мучительном чтении, терял спокойствие и ровное расположение духа, и с гневом и смущением уходил в свой кабинет».

Девиз Орловых - «Твердость и постоянство», так что любовь и преданность императрице Екатерине II это подтверждали. Эту любовь братья завещали и своим потомкам. Уже правнук Владимира Григорьевича,  Анатолий Владимирович Орлов-Давыдов, в 1896 году поставил на графском лугу в «Отраде» памятник императрице Екатерине, благодетельнице рода Орловых к 100-летию ее кончины.

                                      

Верны девизу братья Орловы и в перенесении жизненных невзгод. Твердость духа являли они, когда приходила беда.  «Не давай себя унести унынию. Возникни и ополчись, и будь превыше всех неудовольств духом. А если дух спасешь,  сохранишь и здоровье свое».

А горестей и невзгод на долю Владимира Григорьевича выпало немало: умер от болезни восемнадцатилетний сын-наследник  Александр, скончался без потомства второй сын Григорий, погиб на дуэли внук, смертельная болезнь забрала  дочь Наталью 35 лет, а потом и любимую внучку Адель. Ушла из жизни  любимая и верная жена Елизавета Ивановна, похоронив которую, Владимир Григорьевич велел прорубить просеку в сосновой роще, чтобы видеть  усыпальницу супруги. При всем своем трепетном отношении к лесу любовь к жене оказалась сильнее.

                               

Скончался граф Владимир Григорьевич Орлов в 1831 году в возрасте 87 лет,  7 месяцев и 20 дней, хотя здоровье его было всегда слабее, чем у братьев. Но они ушли значительно раньше. Тут, видимо, сыграла роль та самая педантичность, которую заметила императрица Екатерина II. Он скрупулезно выполнял все советы докторов, чтобы сохранить свое здоровье: ел мало, взвешивая пищу, много ходил пешком, ездил верхом до старости, пилил дрова, погружался в хозяйственные заботы с головой, стараясь отвлечься от мрачных мыслей во время невзгод. Его любимой поговоркой была: «Чего маленько, того  кроши меленько». Это относилось и к здоровью.

У графа не осталось сына-наследника. Но его наследником и в материальном, и в духовном плане стал внук, тоже Владимир. Сын младшей дочери Натальи и Петра Львовича Давыдова – Владимир Петрович Орлов-Давыдов. Внук сохранил и фамилию деда, и его титул, и его черты характера: твердость, постоянство, внимание к людям, хозяйственность, бережливость.  Он написал  «Биографический очерк о деде Владимире Григорьевиче Орлове» и поставил своему деду памятник  в «Отраде». Надпись на памятнике гласила: «Когда здесь нечего было ожидать, ни там страшиться, отдал жизнь».

                                

Текст Нины Симоненко. 2010 год  

******

 Всмотритесь в эти портреты.

Первый из них атрибутирован как портрет Кушникова Сергея Сергеевича работы художника В.Тропинина (1828 год).  Портрет есть в Википедии.

Второй портрет атрибутирован сотрудниками ГТГ как портрет графа Орлова Владимира Григорьевича работы художника В. Тропинина. Портрет есть в Википедии.

На мой взгляд, на обоих портретах изображен один и тот же человек! И это Кушников Сергей Сергеевич, потому что граф Владимир Григорьевич Орлов выглядел иначе, а точнее, как на третьем портрете из ОРР (Отдела редких рукописей) РГБ: «Портрет графа В.Г.Орлова в старости».

Есть еще портрет графа В.Г.Орлова художника И.Б.Барду, хранящийся в Серпуховском краеведческом музее.

Н.Симоненко

                                        

                                        

                       Художник Карл Кристиан Фогель фон Vogelstein. Граф В.Г.Орлов

                                        

                              

   

 

 

 

                                                   

 

 

                                                                    

                                             

                                              

                                                                                        

 







 

почта