Графиня Наталья Владимировна Орлова-Давыдова (в замужестве кн. Долгорукова)

Первым ребенком  в семье Владимира Петровича и Ольги Ивановны,  тогда еще Давыдовых, была дочь Наталья, Наленька. Она родилась 2 июля 1833 года. На известном портрете К.П.Брюллова «Графиня Ольга Ивановна Орлова-Давыдова с дочерью Натальей» (Третьяковская галерея), изображена  именно Наленька.  Портрет написан в Италии в 1835 году, висел  в "Отраде", и Орловы-Давыдовы им очень гордились.

Наталья была замужем за князем Дмитрием Николаевичем Долгоруковым, кавалергардом, выпускником Пажеского корпуса, участником Крымской войны, потомком  древнего рода, правнуком  князя Василия Михайловича Долгорукова-Крымского, екатерининского полководца.

Главным делом жизни Натальи Владимировны стала благотворительная деятельность и воспитание троих сыновей. Отличаясь  замечательным характером («чуждая спеси и высокомерия»), княгиня  не сторонилась ни заключенных в тюрьмах, которых она опекала, шила для них одежду; ни  крестьян, открывая для их детей школы. Наталья Владимировна воспитала троих сыновей. Старший Николай стал в последствии  предводителем дворянства в Чернигове, построил на свои деньги гимназию в Новозыбкове, учредил и выплачивал стипендию в местной учительской семинарии.  Два младших брата-близнеца, Петр и Павел, стали видными политическими деятелями своего времени.    Павел   на свои средства содержал  дачу-богадельню, где на полном обеспечении жили его бывшие служащие.

Семья Долгоруковых  жила  в имении  Полуэктове  Рузского  района Московской области. Там княгиня Наталья   оставила после себя  добрую память, основав  крестьянскую школу, женское училище и опекая их.  Семья Долгоруковых была религиозной, ее часто видели в  кремлевских храмах. 

В  селе Каложицы и в Аскулах Самарской области   до сих пор стоят храмы, построенные на средства четы Долгоруковых.   В селе Сосновый Солонец  до наших дней сохранилось здание церковно-приходской школы, построенное  в 1884 году  на деньги княгини Долгоруковой. Скончалась княгиня Наталья Владимировна Долгорукова в 1885 году  и была похоронена в селе Волынщина Рузского района Московской области.

 

Граф Владимир Владимирович Орлов-Давыдов 1-ый

13 ноября 1837 года графиня Ольга Ивановна родила двойняшек: сыновей Владимира и Анатолия.  Оба получили добротное домашнее образование и хорошее воспитание. 17-летними были зачислены в Кавалергардский полк юнкерами. Через год, сдав экзамены на офицерский чин, произведены в офицеры. В феврале 1859 года оба назначены состоять по особым поручениям при дяде, главнокомандующем Кавказской армией генерал-адъютанте (с декабря 1859 года  генерал-фельдмаршале) князе Барятинском. В апреле 1859 года произведены в поручики.

Участвовали в экспедициях в Чечню, Дагестан, при взятии Гуниба были на передовой. В августе 1859 г. Владимир  был награжден орденом Святой Анны 3 степени с мечами и бантом.  В ноябре 1859 г. - орденом Святого Станислава 3 степени с мечами и бантом.

При взятии штурмом аула Беной в сентябре 1860 года Владимир был тяжело ранен в пах навылет.   В 29 лет  граф Владимир Орлов-Давыдов 1-ый стал генерал-майором и  был принят  в свиту Его Величества Александра II. В октябре-ноябре 1866 г. Владимир назначен состоять при принце Валлийском на праздненствах по случаю свадьбы Наследника. Так что случай с отрезом парчи, приписываемый его брату, произошел именно с Владимиром.

6 декабря 1866 г. Владимир назначен Симбирским губернатором, 10 января 1867 г. он приступил к должности. 

Молодой граф  много трудился, чтобы восстановить город после сильнейшего пожара 1864 года. При его губернаторстве в городе впервые был проведен водопровод и построена водонапорная башня, которая позднее станет носить имя молодого губернатора. Молодой губернатор провел ревизию всех присутственных мест в Симбирске и небольших городках губернии. Были освобождены из тюрьмы невинно осужденные.

Граф Владимир выделил из своих личных средств на постройку ремесленного училища, так необходимого городу, 11 тысяч рублей. Граф Владимир Владимирович Орлов-Давыдов 27 сентября 1868 г. утвержден почетным гражданином Симбирска.

28 сентября 1868 года граф Владимир Владимирович вынужден подать прошение об увольнении с должности губернатора по болезни. Граф В. В. Орлов-Давыдов скончался от чахотки на греческом острове Корфу 7 апреля 1870 года.

Тело его  привезли в «Отраду» и похоронили в родовой усыпальнице Орловых.

После смерти графа Владимира Владимировича Орлова-Давыдова  жители  Симбирска в благодарность за его ревностное служение на посту губернатора назвали центральный парк города его именем (Владимирский парк). 

Реальное училище в Симбирске уже начало свою работу через год после смерти молодого графа.  Его отец В.П. Орлов-Давыдов пригласил для этого академика архитектуры Р.А.Гедике, пожертвовав на строительство 200 тысяч рублей, в 1871 году в училище обучались 173 воспитанника. Отец  жертвовал на училище и спустя 8 лет (75 тысяч рублей), а перед своей смертью назначил стипендии всем  нуждающимся.

Жизнь молодого  графа  Владимира  Владимировича  Орлова-Давыдова окутывают некие тайны, в некоторые  суждения о нем вкрались ошибки, которые  надо  прояснить. Экскурсоводы, охочие до  сенсаций, рассказывают о будто бы неудачном браке молодого графа Владимира, от  которого жена сбежала с фельдмаршалом князем А.И.Барятинским, и  граф преследовал беглецов, вызвав потом соперника на дуэль.

Путаница эта произошла из-за фамилий. У фельдмаршала князя А.И.Барятинского, родного дяди нашего Владимира Орлова-Давыдова,   было несколько адъютантов. Среди них  был граф В.В.Орлов-Давыдов  и просто Давыдов Владимир Александрович, по прозвищу «Грамон» (по девичьей  фамилии его матери). Так вот, женой этого Владимира Александровича Давыдова («Грамон») была  Елизавета Дмитриевна Орбелиани.   Ее полюбил (и взаимно) фельдмаршал князь А.И.Барятинский.  Обманутый муж Давыдов («Грамон») вызвал фельдмаршала на дуэль, отлично понимая, что  князь как наместник Государя вызов принять не может. Фельдмаршалу оставалось лишь подать в отставку, что он и сделал, впоследствии венчавшись с Елизаветой Дмитриевной и уехав с ней за границу.

А Владимир Владимирович Орлов-Давыдов 1-ый к этой истории не имеет никакого отношения. Во-первых, тогда он уже носил фамилию Орлов-Давыдов 1-ый, во-вторых, когда  Елизавета Дмитриевна Орбелиани выходила замуж за Давыдова в  1854 году, «нашему» Владимиру Владимировичу было только 17 лет, и жениться ему было еще рановато. Граф В.В. Орлов-Давыдов умер холостым и бездетным. 

В заключение хочется порадовать читателей приятной новостью, которая пришла в ноябре 2012 года из Ульяновска (Симбирска). Городскому парку вернули первоначальное имя, и он теперь, как и прежде,  Владимирский.  У  входа в парк установили мемориальную доску  в честь 175-летия со дня  рождения графа. 

Смотрите материалы к биографии и празднованию 180-летия со дня рождения графа В.В.Орлова-Давыдова в последнем разделе нашего сайта.

                                             Граф Анатолий Владимирович Орлов-Давыдов 2-ой

Судьба графа Анатолия сложилась счастливее, чем у его скончавшегося брата-близнеца. Анатолий Владимирович продолжил военную карьеру, когда-то начатую вместе с братом. После службы на Кавказе  он   возвратился в Петербург и с  1872 года определен в свиту Его Величества Александра II. Граф Анатолий  уже генерал-майор. С 1875 года по 1881 год он командует бригадой в 1-ой гвардейской кавалерийской дивизии, с 1881 года Анатолий Орлов-Давыдов уже генерал-лейтенант. В следующем году он пожалован в обер-гофмейстеры и занял должность президента Московской дворцовой конторы, в которой прослужил 10 лет. При последнем императоре Николае II Анатолий Владимирович входил в число первых чинов Двора, на придворных торжествах сидел по правую руку от императрицы. В 1891 году граф пожалован обер-шталмейстером. В почтенном возрасте   на его мундире сверкали драгоценными камнями более 20 орденов не только российского, но и других государств. Но самой дорогой наградой Анатолий по-прежнему считал золотое оружие «За храбрость», полученное им за участие в кавказской войне.      К нему перешли все основные богатства рода Орловых-Давыдовых, он стал крупнейшим хозяином-землевладельцем, рачительным, как и все его предки. Не забывал он и о бедных, являясь щедрым благотворителем. В русско-японскую войну выделил 1 миллион рублей на нужды Красного Креста, помогал сестре Марии Владимировне содержать ее обитель «Отрада и утешение». Анатолий был владельцем домов в Петербурге, Москве, имений в Поволжье, в Прибалтике и в Подмосковье, но «Отрада» была его любовью еще с юности.    В архивах Москвы сохранилось много писем Анатолия, из них мы узнали о его нежной любви к «Отраде».
 «…Папенька и Маменька, к счастью, в Отраде, - пишет Анатолий, - можно ли себе вообразить, что мы скоро будем в Отраде! Вот мы на проселочной дороге. Настоящий сон! Проезжаем через Васькино. Уже начинает темнеть. Вечер очень свежий. Вдали видна Отрадинская церковь. Она освещена, вероятно, Маменька у Всенощной. Мы хотим еще застать ее в церкви».
Анатолий искренне расстраивался, если не мог в какое-то лето приехать, хоть на недельку, в любимую «Отраду».  «Отрада мне показала, что я не создан для того, чтобы долго жить в разлуке с семейством. Бывают дни, когда я даже теряю аппетит».    Но когда уж удавалось побывать в усадьбе, счастью не было конца! «Не верится, я счастлив, Отрада очень хороша!» (См. книгу «Частная жизнь графа Орлова-Давыдова» Н. Симоненко)

И вот имея такое нежное сердце, Анатолий всю свою жизнь отдал военной службе. Любя всей душой семью, домашний очаг, детей, он призван был  заниматься совсем иным.  Из его писем узнаем, что порой учения и маневры длились бесконечно долго, ему приходилось быть в седле целыми сутками, а прибыв домой, отхлебнуть лишь несколько глотков чаю и возвращаться вновь на службу.     «Я еще не успел видеться со своим семейством и только сегодня вечером попаду к жене и детям в Царское. Приехавши вчера утром в 8.30 часов, я нашел у себя на столе множество приказов и предложений отрядных маневров в конвертах с надписью «весьма нужное».

Женился граф Анатолий в 1864 году, когда ему было 27 лет. В жены выбрал Марию Егоровну Толстую, дочь Егора Петровича Толстого и Варвары Петровны Трубецкой, внучку той самой «княгини Марьи Алексевны», которую упомянул Грибоедов в своей комедии «Горе от ума».
 Отец Марии Егоровны – человек служивый, генерал-лейтенант, участвовал во многих войнах, был тяжело ранен, а выйдя в отставку, стал  сенатором.

Анатолий Владимировичем прожил с Марией Егоровной 31 год, у них родилось пятеро детей, из которых осталось трое сыновей.  Но зато потомки одного из них – Алексея Анатольевича – живут и сейчас в Англии. Одна из них – Татьяна Сергеевна Орлова-Давыдова - приезжала в «Отраду» в 1994 году.

Портрет Марии Егоровны Орловой-Давыдовой кисти К.Е.Маковского висит в Третьяковской галерее.  С возрастом Мария Егоровна стала дородной, родив пятерых детей. На портрете К.Е.Маковского она изображена  с пеной дорогих кружев на платье, длинной ниткой крупных жемчужин и неизменным боа из темного меха. На пухлых руках три золотых браслета-цепочки, крупные перстни. Женщина с достатком. Сразу вспоминается характеристика А.П.Чехова, данная графине писателем в одном из его писем другу: «Громадные бриллианты в ушах, турнюр и неумение держать себя. Миллионерша. К таким особам испытываешь глупое семинарское чувство, когда хочется сгрубить сразу». (Из письма к А.С.Суворину) Но у того же А.П.Чехова есть и другое высказывание: «В каждом из нас слишком много винтов, колес и клапанов, чтобы мы могли судить друг о друге по первому впечатлению или по двум-трем внешним признакам». А возможно, графиня  не понравилась  когда-то Чехову  из-за ее богатства.   «Миллионерша». Может, в этом слове все и кроется?

Скончалась  Мария Егоровна в 1895 году, Анатолий Владимирович очень тосковал, и,  чтобы отвлечься от горестных мыслей, ушел с головой в работу, в практическую  деятельность. Так поступали когда-то его отец и знаменитый прадед, когда в семью приходило горе.   Он озаботился перенесением праха трех братьев Орловых (Григория, Алексея и Федора) из  Юрьевского монастыря в усыпальницу   «Отрады».   Его стараниями был поставлен на графском лугу перед дворцом памятник императрице Екатерине, благодетельнице рода Орловых, обновлен мост через реку Лопасню.   При графе Анатолии Владимировиче в «Отраде» была построена школа для крестьянских детей, сначала деревянная, а потом и каменная.   Он, как и все в роду Орловых, много жертвовал на благотворительные цели. Во всех своих имениях он построил не только храмы, но и школы, больницы.       Скончался Анатолий Владимирович  19  декабря 1905 года и похоронен  в родовой усыпальнице в «Отраде».

                    Графиня Мария Владимировна Орлова-Давыдова

В 1840 году  у Орловых-Давыдовых родилась  дочь Мария. В семье  ее почти до старости звали Машенькой и очень любили. Как и все дети Орловых-Давыдовых, Машенька получила хорошее домашнее образование,  в юности она брала уроки живописи у настоящего  художника, о ее картинах  писали в журнале.
       Сохранились воспоминания И.Аксакова, бывавшего в усадьбе «Отрада», о Марии, когда той было уже  около 30 лет. Замуж она не вышла.
      «Тут есть графиня Мария Владимировна (дочь Ольги Ивановны), некрасивая рыжеволосая девушка, тихая, скромная, молчаливая, но, в то же время, как бы озаренная каким-то внутренним светом. Она напоминает Мадонну Гольбейна; в этой тихости и скромности чувствуется присутствие какой-то сосредоточенной нравственной силы, видится горение неугасимого пламени.
Вот она вдруг исчезла из гостиной. Это значит, что она поспешила в лес, версты за три от дома, куда также со всех сторон стекаются молодые крестьянские девушки, ее бывшие и настоящие ученицы, разумеется, кто свободен и кто хочет. Там, собравшись, они ходят вместе по берегу реки (Лопасни), так красиво протекающей глухим лесом, широко раздвинув по сторонам вековые деревья, или же усаживаются на траве и на пнях и поют церковные песни. Графиня Марья, обладающая прекрасным голосом, запевала. И это продолжается иногда целые часы. Потом нередко читается вслух житие какого-нибудь святого, или проповедь, или какая назидательная книга, ведется беседа. Иногда под праздник, летом, тут же в лесу, на пчельнике, служится всенощная, за которой она и крестьянские подруги оглашают лесной сумрак молитвенным пением. Все это производит на душу не только благочестивое, но и сильное поэтическое впечатление…»
На Машу очень сильное влияние оказывала ее матушка - графиня Ольга Ивановна, которая в «Отраде» организовала общину незамужних девушек-«вековух», те решили посвятить свою жизнь Богу и помогать людям, делая добро. Община так и называлась  «Общество Добрых Девушек». И Мария помогала матушке в общине:   обучала девушек ухаживать за больными в отрадинской больнице, крестьянских девочек -  рукоделию, грамоте, церковному пению.
В 1882 году после смерти ее отца Мария приняла решение  построить свою общину милосердия на тех землях Подмосковья, что достались ей в наследство.  Ей приглянулась Добрыниховская  пустынь близ села Щеглятьево,  и она  начала там строительство. Уже в 1893 году вырос  домовый храм в честь иконы Божией матери «Отрада и утешение». И общину решено было назвать так же.
Мария Владимировна не раз посещала Святую Землю, в Иерусалиме  познакомилась с начальником русской духовной  миссии  архимандритом о. Антонином (Капустиным). Графиня помогла о. Антонину приобрести для России участок земли в Вифлееме, выделив 33 тысячи франков на это, с ее помощью земля была куплена и до сих пор остается российской собственностью.  

А  в Добрынихе постепенно вырос   целый монастырский комплекс, обнесенный высокой стеной из красного кирпича с башнями по углам. В 1904 году возведен Успенский Собор по проекту академика архитектуры С.У.Соловьева. Появился дом для насельниц, школа, приют для детей, больница, подсобные помещения. Графиня на все пожертвовала 103 десятины своей земли, 200 тысяч рублей.

Марии Владимировне помогали ее братья,  младший брат Сергей   завещал свое состояние, на проценты от которого жила и развивалась община. Жертвовал на обитель и брат Анатолий.  Мария Владимировна приняла монашеский постриг и стала носить имя Магдалина.       По замыслу игуменьи Магдалины, ее христианская община должна была помогать  жителям ближней окрестности в их нуждах:  ухаживать  за больными, обучать и воспитывать  девочек, помогать сиротам,  бедным и несчастным.
      После  1917 года над общиной нависла угроза уничтожения, несмотря на высокие цели сестер и образцовое хозяйство. Поняв это, графиня Мария Владимировна решилась на отчаянный шаг и  написала письмо Ленину, в котором предложила использовать общину под детский приют.  Но  призыв действия не возымел.  Тогда она решила сохранить общину, преобразовав ее в колхоз или трудовую артель по выращиванию племенного скота, по разведению пчел и огородничеству. В этой трудовой артели уже трудились бывшие дворянки:  княгиня П.А.Ширинская-Шахматова, графини Языковы, родная племянница игуменьи Екатерина Васильчикова.
Эти бывшие представители благородного сословия создали образцовое хозяйство.   Овощи, мед и ульи с пасеки артели получили премию и грамоты на Московской межрайонной выставке в 1921 году.  За выращенных бычков артель получила премию 1-ой степени. То, что хозяйство образцовое, был вынужден признать даже  исполком Лопасненского волостного совета. Но новой власти не нужно было дворянское и монастырское хозяйство, пусть даже и образцовое.  Поэтому из артели сначала исключили всех дворян, священников, монашествующих,  лишили их избирательных прав, а позднее просто выселили из общины, не пощадив ее создательницу игуменью Магдалину, хотя ей  было 86 лет, она уже плохо передвигалась и стала слепнуть. В 1927 году артель «Добрыниха» ликвидировали.

      После закрытия артели игуменья Магдалина поселилась неподалеку в деревне Степыгино, где и прожила остаток лет. В 1931 году она скончалась и была похоронена в дубовой роще возле общины. На ее могиле простой деревянный крест с надписью: «Орлова-Давыдова Мария Владимировна, игуменья Магдалина. 1840-1931»      Кончина Марии Владимировны была поистине монашеской:  имущества у бывшей графини уже не было, она пострадала за веру,  ее изгнала и презирала  безбожная власть, но уважали  люди, которым она помогала и которые прозвали ее «Добрынихой».

                    Графиня Евгения Владимировна Орлова-Давыдова

В семье Евгению Владимировну все звали Женинька. Родилась она  5 августа 1841 года. До сих пор не найден четкий портрет графини Евгении. Есть упоминание о ней, 23-летней, у Е.А.Драшусовой как об «очаровательной женщине». У Евгении был очень красивый голос, и она часто пела на семейных вечерах и для гостей. Евгения была отличной наездницей, как и все дамы в семье Орловых-Давыдовых. Едва ей минуло 19 лет, как ее сосватали за Петра Алексеевича Васильчикова.  Свадьба состоялась  в 1860 году. Будущий муж – дворянин, выпускник Московского университета.  После свадьбы молодые поселились в подмосковном имении Васильчиковых "Васильевское", неподалеку от «Отрады». Поэтому Женинька с семьей часто гостила в «Отраде», а ее в "Васильевском" навещала сестра  Мария, которой  нравилось бывать у Жениньки  «в совершенной тишине и деревенской простоте, в ее хорошеньком, обновленном доме». «Я живу у Жениньки в Васильевском», - записывает Мария в своем  дневнике. У Васильчиковых  один за другим стали рождаться дети: Олеся, Маруся, Катуся, Ольга, Владимир, Евгения, тоже Женинька. Шестеро.
      Когда дети стали подрастать, Евгения в своем имении открыла школу для крестьянских детей, где сама стала вести уроки. Учили в школе писать, читать, закону Божьему, церковному пению. В 1868 году ее сестра Мария побывала в школе на экзаменах и была растрогана тем, как хорошо отвечают ученики на вопросы учительницы Евгении Владимировны. Да и племянницы ее порадовали. Старшие Олеся и Маруся уже хорошо играли на фортепиано, а Катуся уже читала по-английски с хорошим произношением и переводила с английского на немецкий.
В приданое Жениньке было дано село Пилюгино (ныне Оренбургская область).  Имением занимался управляющий. За его работой следил сам В.П.Орлов-Давыдов. Когда, по мнению графа, дела пришли в упадок, он пришел на помощь дочери, сменил управляющего и навел порядок. Отец не выпускал из виду дела своих детей до самой своей смерти, во все вникал, поддерживал, помогал и советом, и, когда надо, деньгами.
В июле  1872 года Евгения с мужем поехала к родственникам в Петровку и в дороге заразилась тифом. Супруги вернулись в «Отраду». Болезнь развивалась столь стремительно, что в августе 31-летней Евгении уже не стало. Все подробности этого горького месяца остались в дневнике ее отца, графа В.П.Орлова-Давыдова, который сохранился до наших дней. (См. книгу Н.Симоненко «Частная жизнь графа Орлова-Давыдова») У Евгении Владимировны остались шестеро детей: сын и пять дочерей.
Муж ее, Петр Алексеевич Васильчиков,  выразил желание, чтобы графиня Ольга Ивановна, мать покойной, и Мария,  ее сестра,  руководили воспитанием его детей.   Граф Владимир Петрович Орлов-Давыдов принял решение:  дети переедут в Петербург и будут жить в особняке на улице Сергиевской, а дом в Москве  на Страстном бульваре, завещанный когда-то  Евгении Владимировне, будет принадлежать детям, когда они вырастут. Дом даже не будет сдаваться внаем.

Сохранились воспоминания  И.С.Аксакова, добавляющие новые детали к образу покойной Евгении. Вот что он пишет.

«На днях графиня Орлова-Давыдова (Ольга Ивановна) прислала мне письмо к ней одного мужика. <…>  Этот мужик, лет 17 назад учившийся в одной из их школ, потерял, года с два  жену и старших детей и получил по этому поводу целое письмо от Евгении Владимировны со словами утешения и назидания. Теперь, узнав об ее кончине, он пишет письмо к ее матери. Утешая и назидая ее теми самыми словами, которыми поддержала его в скорби покойная Васильчикова, обращая на мать «дар духовный», когда-то полученный от дочери. Письмо точно очень хорошо, но возможность подобной переписки крестьянина с женщинами, принадлежащими к такой семье, <…> носительнице аристократического принципа в России – такая возможность еще лучше».

      Вскоре после смерти Евгении  умер и ее пятилетний сынок Владимир. Остались пять сестер Васильчиковых, которых стали опекать и растить граф и графиня Орловы-Давыдовы, потом их тетя Мария Владимировна Орлова-Давыдова (игуменья Магдалина). Девочки были к ней очень привязаны всю жизнь, звали ее «матушка-бабушка». С игуменьей и ее обителью «Отрада и утешение» у сестер Васильчиковых была нерушимая связь. В этой обители спустя годы похоронят мужа одной из сестер, дочь-подростка - другой, третья из сестер Васильчиковых сама будет там погребена, а четвертая будет жить в обители. Но это тема уже для другого рассказа. Петр Алексеевич Васильчиков тоже опекал дочерей, повторно он не женился.

Текст Нины Симоненко.

          Граф Сергей Владимирович Орлов-Давыдов - московский благотворитель

Сергей был самым младшим ребенком в семье  Ольги Ивановны и Владимира Петровича Орловых-Давыдовых. Родился он 26 июня 1849 года, хотя  надгробная плита гласит, что год его рождения 1846. Но на портрете  кисти Иоганна Конрада Дорнера 1851 года  Сереже, тогда еще просто Давыдову (графский титул и фамилию Орлов-Давыдов он получит в 1856 году), около двух лет. Портрет Дорнера очень хорошо передает  сходство маленького Сережи с его старшими братьями Владимиром и Анатолием  и с матерью.   Как и все дети Орловых-Давыдовых, Сергей получил домашнее образование, но особых  успехов в учении не достиг, чем огорчал старших сестер, которые его опекали и очень любили. Как  дворянский отпрыск Сергей  обязательно должен был послужить Отечеству, и он не стал противиться воле отца,  окончил морское училище. В московском архиве сохранились письма Сергея из  Ревеля, с   батареи «Первенец», где он проходил морскую военную службу.   12 лет своей жизни Сергей   отдал военной службе и уволился из-за болезни легких.  (Эти сведения мы находим в дневнике его отца, хранящемся в РГАДА). В 1880 году Сергей женился на Елизавете Васильевне Арсеньевой и  начал хозяйствовать в своих имениях Спасское, Кривякино, Михеево.  Как и все его предки,  Сергей оказался умелым и рачительным хозяином на земле. Его имение в селе Спасское превратилось в замечательное опытное животноводческое хозяйство. Сергей Владимирович участвовал в российских сельскохозяйственных выставках.  На выставке 1895 года он был награжден серебряной медалью. В сельском хозяйстве и животноводстве граф разбирался великолепно, земли использовал по науке. Свое имение Спасское употребил как полигон для научных исследований. На скотном дворе у графа было  13 голов породистого скота и 26 дорогих лошадей. В оранжереях росли диковинные цветы и фрукты.
Но семейная  жизнь графа Сергея не сложилась.  Через три года после свадьбы его жена Лиза  заболела. Болезнь оказалась психическая.  Лизу возили в германскую клинику Илленау, к ней приглашали отца Иоанна Кронштадтского для молитв, но  это не дало результатов.
Детей у Сергея с Лизой не было. Поэтому ему оставалось только заниматься благотворительностью, помогать тем, кто еще несчастнее. И он помогал. Порой складывалось впечатление, что Сергей Владимирович раздавал свои богатства всем нуждающимся вокруг.
На постройку православного храма в Токио граф С.В.Орлов-Давыдов жертвует 6 000 рублей. (1000 рублей – годовое жалование офицера младшего чина, для сравнения).
В 1872 году приют- пансион для дворянских детей, приехавших на учебу в Москву, построили на средства графа С.В.Орлова-Давыдова.
Граф С.В.Орлов-Давыдов был пожизненным членом Крестового благотворительного общества для помощи нуждающимся.  Он жертвовал церквям и училищам, школам и пансионам, разным обществам и заведениям, богадельням и гимназиям. Список пожертвований просто огромен!
Но особым вниманием пользовалась детская больница Святой Ольги в Москве, которая тоже была построена на средства графа Сергея Владимировича в память о его матери графине Ольге Ивановне. На строительство этой больницы сын потратил 1 миллион рублей.     
Граф не только вложил большие средства в строительство и обустройство больницы, но и в дальнейшем продолжал содержать ее за свой счет. Больница начала работать с декабря 1886 года и  была построена по последнему слову градостроительства: в ней было отопление и хорошая вентиляция, водопровод и канализация, которых   еще не было  нигде в Москве.
Больница держала своих коров, больных детей поили парным молоком. Во дворе больницы был посажен прекрасный сад.  Все приходившие на прием дети получали бесплатные завтраки и бесплатные лекарства.  
      Переулок, в котором располагается  больница, носит имя графа Сергея Владимировича Орлова-Давыдова и называется  Орлово-Давыдовским.
На деньги Сергея Владимировича были построены здание, где теперь располагается  НИИ нейрохирургии им. Н. Бурденко,  и церковь при нем. Сергей Владимирович помогал и  своей сестре, игуменье Магдалине, содержать ее обитель «Отрада и утешение» в Добрынихе.
Скончался граф С.В.Орлов-Давыдов 22 апреля 1905 года и был похоронен в родовой усыпальнице Орловых в имении «Отрада».
 

У Ольги Ивановны и Владимира Петровича Орловых-Давыдовых было еще двое детей, скончавшихся во младенчестве. Это дочь Екатерина (07.09.1836-29.12.1937), погребена в склепе Успенской церкви в «Отраде». И сын Евгений (1843-19.01.1844), погребенный также в склепе Успенской церкви в «Отраде».

 







 

почта