О двух матерях воспитанников графа Федора Григорьевича Орлова   – Гусятниковой и Ярославовой

Автор Н. А.Симоненко.

К 1796 году, году кончины графа Федора Григорьевича, оказалось, что он, так и оставшись холостым, нажил семерых детей  от двух женщин-дворянок. Чувствуя близость своей кончины, он решил позаботиться о будущем своих детей и подать прошение императрице, чтобы узаконить их в правах. Императрица пошла навстречу умирающему графу, помня о том, что Орловы сделали для России и для нее лично, разрешила дать всем детям фамилию Орловых, отчество их отца и право выделить наследство, какое граф пожелает. Если бы не этот документ и не завещание графа Федора Григорьевича, мы бы так и не узнали о его детях и их матерях.

Двое воспитанников графа Федора Орлова стали очень известными личностями: князь Алексей Федорович Орлов, шеф жандармов, дипломат.  И Михаил Федорович Орлов, декабрист. Кто же был матерью этих двух братьев? В этом вопросе много разночтений. Одни исследователи утверждают, что матерью была подполковница Татьяна Федоровна Ярославова, другие матерью братьев считают Елизавету Михайловну Попову, урожденную Гусятникову. Некоторые даже посчитали Гусятникову, вдову Попова, за двух женщин.

В «Русском Архиве» № 12 за 1906 год у дореволюционного историка П.И.Бартенева находим такое свидетельство:

«От красавицы, жены придворного служителя Попова, урожденной Гусятниковой, граф Ф.Г.Орлов имел: Алексея, Михаила, Владимира (ум. 19 лет) и Григория. По смерти ее он вошел в связь с Татьяной Федоровной Ярославовой, урожденной Окуловой (умершей лишь в 1846 г.) и имел сына Федора и дочь Анну (в браке за А.М.Безобразовым)».

Урожденная Гусятникова, вдова придворного Попова, родила от графа Федора Орлова четверых сыновей, потом умерла, и у графа Федора появилась другая женщина – Татьяна Федоровна Ярославова, урожденная Окулова, родившая сына Федора и дочь Анну. 

Внучатый племянник графа Федора, Владимир Петрович Орлов-Давыдов,   тоже утверждает, что трое старших воспитанников (Алексей, Михаил и Григорий)  были от Елизаветы Михайловны Поповой, ур. Гусятниковой, а остальные – от Т.Ф. Ярославовой.

(Источник: Орлов-Давыдов В. Биографический очерк графа В.Г.Орлова.  Т.1, стр.13.  М., 1878. ОР РГБ, ф. 219, карт. 1, №4, л. 28).

По сути, он сказал то же самое, что и историк Бартенев, только не упомянул Владимира, который рано умер. Значит, до 1917 года матерью братьев считалась именно Гусятникова, вдова Попова.  Сразу после революции историки-краеведы повторяли в своих работах то же самое. Находим у известного краеведа Е.Звягинцева  свидетельство 1928 года:

«После смерти А.С. Попова Елизавета состояла в гражданском браке с графом Ф. Г. Орловым. Два ее сына от второго брака известны тем, что один из них, Михаил, был видным декабристом, а второй, Алексей, как командир конногвардейского полка подавлял восстание 14 декабря. Впоследствии А. Ф. Орлов - начальник III отделения».

(Источник: Звягинцев Е. А. Московский купец – компанейщик Михайла Гусятников и его род // Московский край в его прошлом: Очерки по социальной и экономической истории XVI-XIX вв. / Под.ред. С. В. Бахрушина. М., 1928. С. 72-73.)

Краевед Е.Звягинцев упомянул только двух известных и прославленных братьев – Алексея и Михаила, не назвав Григория и Владимира. Владимир рано скончался, некоторые даже, не разобравшись, посчитали, что он умер младенцем, но это не так. О Григории в то время не было совершенно никаких сведений, потому что он до начала войны с Наполеоном занимался разведкой в пользу России, затем геройски проявил себя на войне 1812 года. После войны женился на иностранке, жил и работал за рубежом. Кто знает, возможно, продолжал выполнять специальные поручения монарха.

Граф Владимир Петрович Орлов-Давыдов в 1876 году обращался с письмом к супруге декабриста Михаила Федоровича Орлова, уже покойного к тому времени, чтобы выяснить вопрос материнства. Уж она-то должна была знать, кто был матерью ее мужа и ее свекровью. Письмо графа и ответ Екатерины Николаевны Орловой сохранились в Отделе редких рукописей библиотеки Ленина.

Что же ответила Е.Н.Орлова, вдова декабриста Михаила Федоровича Орлова? Ответив по-французски, она предпочла сослаться на мнение Лобанова-Ростовского по этому поводу. «По словам князя Лобанова,  князь Алексей Федорович, господин  Михаил Федорович и господин Григорий Федорович -  дети госпожи Поповой, урожденной Гусятниковой. Остальные дети Графа Федора Григорьевича от госпожи Ярославовой». (Источник: РГБ, Ф.219, к.58, е. х. 21).

Почему вдруг Е.Н.Орлова сослалась на мнение Лобанова-Ростовского?  Она не знает, кто был ее свекровью, матерью ее мужа?

Похоже, что Е.Н.Орлова, действительно, не знала, и этот вопрос не обсуждался в семействе декабриста. Почему? Причина ясна - мать умерла давно, в 1791 году, когда Михаил Федорович был еще трехлетним ребенком. Что же тут обсуждать, матерью будущего декабриста была Е. М. Гусятникова-Попова. Если бы его матерью была Т.Ф. Ярославова, между ними так или иначе было бы общение, ведь Татьяна Федоровна пережила декабриста на четыре года и скончалась в 1846 году (Михаил Федорович умер в 1842).  Нет никаких свидетельств, что она приходила на похороны «сына».  Мне могут возразить, мол, она была тогда уже старой и немощной. Это так, но переписка между ними была возможной, он мог бы помогать ей материально. Никаких свидетельств на этот счет, хотя о Татьяне Федоровне Ярославовой и ее тяжбах с другими людьми сохранилось очень много документов в архивах.

То есть матерью Алексея и Михаила Федоровичей Орловых была женщина, которая давно скончалась, и эта женщина Елизавета Михайловна Гусятникова, вдова Попова.

Интересные факты: восемнадцатилетняя красавица Елизавета Михайловна Гусятникова 13 ноября 1775 года обвенчалась в присутствии самой императрицы Екатерины с ее любимым камердинером (полковничий ранг)  А.С. Поповым. Камердинер был старым вдовцом.

Свадьба довольно странная, старый вдовец, камердинер императрицы, женится на молоденькой красавице в присутствии самой императрицы и через пять лет, в 1780 году, умирает.  Зачем ему это было нужно? Скорее всего, тут кроется какая-то тайна.  Очень может быть, что инициатором этого брака была сама Екатерина II, ведь известно, когда задействуют камердинеров, да еще любимых, всегда пытаются скрыть что-то очень важное. Запомним, на всякий случай, дату свадьбы – 13 ноября 1775 года.

Ого, граф Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский познакомился с «принцессой Володимирской», то есть с самозванкой, княжной Таракановой, 15 февраля 1775 года. Через девять месяцев будет как раз ноябрь 1775 года… А в декабре самозванка скончалась.

Когда Гусятникова-Попова сошлась с графом Федором Григорьевичем Орловым, мы не знаем. Знаем только, что старший воспитанник Федора Григорьевича – Владимир (почему именно Владимир?) - был рожден в 1775 году. Кто был его матерью? Ребенок родился в 1775 году, овдовевшего немолодого камердинера женят на молоденькой Гусятниковой в 1775 году, в ноябре. Возможно, для того, чтобы камердинер с молодой женой усыновили этого Владимира, потому что его мать умерла? А может, матерью этого Владимира была «принцесса Володимирская»? Скрыть этот факт можно было только с помощью очень доверенных лиц, к которым можно отнести любимого камердинера и его супругу. Графа Федора Григорьевича тоже можно к ним отнести.

На мысль о «принцессе Володимирской» меня натолкнуло письмо Екатерины Николаевны Орловой, супруги декабриста Михаила Федоровича Орлова, которое она написала графу В.П.Орлову-Давыдову, отвечая на его расспросы о Федоре Григорьевиче Орлове. Екатерина Николаевна написала: «Граф Федор имел сына от Поповой (затем фамилия зачеркнута, но так, что ее видно отчетливо – примеч. Н. Симоненко)  принцессы,  которую вы знаете, который умер к 20 годам, задолго до того  граф, без получения имени или состояния, еще до крещения, а его имя Владимир – купил в собственность Кубенское, Милятино и Нерастанова для своих незаконных детей (мои Орловы). Нерастанова принадлежало моему деверю Григорию и продано графине Анне. Мой муж был в возрасте 8 лет, когда умер граф Федор».

(Источник: Письмо Екатерины Николаевны Орловой, урожденной Раевской – графу Владимиру Петровичу Орлову-Давыдову от 18 января 1876 года (на французском языке) 2 листа. РГБ. Ф.219, к.58, е.х. 21. Перевод С.Ю.Симоненко).

Екатерина Николаевна Орлова пишет, что Владимир – сын Поповой, тут же зачеркивает, пишет:  «принцессы», и добавляет: «которую вы знаете», то есть в то время историю «принцессы Володимирской» еще знали хорошо.

Граф Федор Григорьевич Орлов задолго до крещения этого Владимира уже купил в собственность три села «для своих незаконных детей» (пишет Е.Н.Орлова). Но  детей тогда еще не было, был только этот старший Владимир, еще даже не крещеный. Почему такая спешка? Опять напрашивается мысль, что этот ребенок Владимир был каким-то особенным, очень важным!  По поводу  этого Владимира  столько всяких неточностей: «умер в 19 лет», «приближался к совершеннолетию»,  (а это 21 год), «умер во младенчестве», граф В. П.Орлов-Давыдов вообще не упомянул Владимира в числе детей Поповой-Гусятниковой. Случайно? Нет, конечно, он ведь получил ответ Екатерины Николаевны Орловой, что Владимир от принцессы, «которую вы знаете».

"Нерасстанное" 

Граф Федор Григорьевич Орлов перед смертью подал прошение императрице Екатерине II о своих  воспитанниках и первым в этом прошении назвал Владимира. Возможно, хотел напомнить императрице о делах давно минувших дней?

«Всемилостивейшая Государыня!

Воспитывая семерых: Володимира, Алексея, Михайлу, Григорья, Федора и двух девочек Елизавету и Анну, любя их с горячностию, осмеливаюсь утруждать Вашего Императорского Величества дабы повелено было дать им фамилию Орловых и Гербом ея и дозволить мне из благоприобретенного мною недвижимого имения наградить их по моему благоразсмотрению.

14 апреля 1796 г.

Всеподданейший слуга Граф Федор Орлов».

Грамота выдана 16 декабря 1796 года, когда граф Федор в мае уже скончался.

Этот воспитанник Владимир тоже скончался через полгода после смерти графа Федора Григорьевича и был похоронен на Донском кладбище Москвы, как дворянин Владимир Федорович Орлов, даты жизни 1775-1796, 21 год, год совершеннолетия. Могила его уже не сохранилась, но учетная запись в архиве некрополя есть.

Вопрос о том, когда Е.М. Гусятникова-Попова сошлась с графом Федором Григорьевичем Орловым, остается открытым. Следующий воспитанник графа – Алексей -

появился только спустя шесть лет: в октябре 1786 года.  Именно тогда Федор Григорьевич Орлов переселился из дома Владимира на Большой Никитской  в дом к  брату-вдовцу Алексею. Два брата, свободные от семейных уз, стали жить вместе.

В марте 1788 года появился на свет Михаил, в апреле 1790 года родился Григорий, дочь Елизавета была рождена в марте 1791 года, в апреле этого же года Елизавета Михайловна Гусятникова-Попова умерла.

Ее дочь Елизавета родилась 26 марта 1791 года. Эта дата важна.  35-летняя мать новорожденной скончалась через месяц - 24 апреля 1791 года, вероятно, от осложнений в родах. Девочку назвали Елизаветой  в память о матери. Саму мать  Гусятникову-Попову похоронили на кладбище Донского монастыря в Москве, за алтарем главного собора, как важную особу. Могила ее сохранилась до наших дней.

Через год, в 1792 году появился на свет следующий воспитанник графа Федора Григорьевича – сын Федор, уже от другой женщины – подполковницы Татьяны Федоровны Ярославовой. Что удалось узнать о ней?

********* 

Татьяна Федоровна Ярославова –  мать Федора и Анны Орловых.

В завещании граф Федор Григорьевич называет ее подполковницей, значит, есть   муж подполковник. Заметьте, она не вдова. Из этого же документа стало известно, что у нее сын Сергей Окулов.  То есть она уже побывала замужем за Окуловым? Или родила в девичестве, тем более Федор Григорьевич упоминает, что она «рожденная Окулова». Этот вопрос для нас долго оставался не разрешенным. После долгих поисков стало известно, что Ярославова была замужем за Окуловым. Исследователь Шигаревская О.В., работая в архиве Вологодской области, установила  девичью фамилию Татьяны Федоровны Ярославовой –  Глинская.  Она дочь смоленского шляхтича Федора Елисеевича Глинского. Татьяна Федоровна Глинская найдена в списках принятых в Воспитательное общество благородных девиц в 1767 году.

(Источник: Именной указатель к содержанию газеты «Санкт-Петербургские ведомости» (1761-1775г.))

Так, может, это другая Татьяна Федоровна, однофамилица? Мало ли тезок на свете?  Следующие свидетельства подтверждают: та самая. Вот посудите:

«Глинская Татьяна Федоровна, выпускница 1779 года, дочь Смоленского шляхтича Федора Елисеевича, была фрейлиной Ея Величества, потом вышла замуж за Окулова».

Значит, все-таки Татьяна Федоровна была замужем за Окуловым! 

 

(Источник: Черепнин Н.П. Императорское Воспитательное Общество благородных девиц. Исторический очерк. 1764-1914. Т.1, Спб.; Государственная типография, 1914 г. Стр. 77).

 

Правда, замуж она вышла не сразу.

 

«Из мущин были многие кадеты, Деболи, Поликарпов, майор Бороздин, Окулов, любовник г-жи Глинской».

 

(Источник: Бобринский А.Г. Дневник графа Бобринского, веденный в кадетском корпусе во время путешествия по России и за границею [Извлечения]//Русский Архив, 1870. Кн. 3, вып.10, стр. 116-165).

Из любовников Окулов все-таки перешел в разряд законного мужа, у пары родился сын Сергей. Потом брак распался, и Татьяна Федоровна стала женой подполковника Ярославова и «приятельницей» графа Орлова, так как Ярославов, судя по всему, был еще жив, раз ее называют подполковницей, а не вдовой Ярославовой.

«Приятельницей» она была пять лет, со дня смерти Гусятниковой-Поповой в 1791 году и до смерти самого графа Орлова в 1796 году.  Вот тут начинается самое интересное.  Федор Григорьевич Орлов оставил подробное завещание. По этому документу граф выделяет наследство своим семерым воспитанникам, всем поровну, то есть всё наследство делится на СЕМЬ РАВНЫХ частей. Старшего Владимира предполагалось  уже  отделить, так как он вступил в «совершеннолетство» (в 18 веке оно наступало в 21 год). Произведем нехитрые расчеты: 1796 минус 21, получается год рождения Владимира 1775.

Татьяна Федоровна Ярославова после смерти Федора Григорьевича согласилась присматривать за воспитанниками, и ей платили за это деньги, в документах она называлась «надзирательницей», не матерью, а именно «надзирательницей».

Несмотря на хороший присмотр, вскоре после смерти отца умирает старший Владимир, которому уже надо выделять его долю наследства,   и пятилетняя дочь Гусятниковой - Елизавета.

Теперь уже наследство делить будут поровну НА ПЯТЬ частей! Случайность? Возможно, и случайность, но все-таки чувство нехорошее остается.

 

У графа Владимира Григорьевича Орлова как опекуна воспитанников, похоже, тоже возникло это нехорошее чувство, потому что он забрал из-под «хорошего» надзора Ярославовой трех сыновей Гусятниковой  и отдал их в пансион аббата Николя в Петербурге (будто от греха подальше).

Пансион аббата Николя

 

У Ярославовой остались только Федор и Анна, рожденные ею. Дом, в котором граф Федор Григорьевич жил с Ярославовой, он завещал своей племяннице Анне Орловой-Чесменской, а не Ярославовой.  Хотя Татьяну Федоровну граф тоже очень щедро наградил.   Перечень вещей,  завещанных этой женщине,  довольно внушительный.  

Кареты, посуда, скатерти, вина в большом количестве, несколько пудов сахарных головок и 12 000 рублей на дом. Сумма немалая, вся роскошная усадьба «Отрада» со множеством построек: флигелей, домов для гостей, оранжерей, каретных сараев, псарного двора обошлась в 30 тысяч.

 

В завещании было оговорено, что выделенные графом Федором Григорьевичем Орловым деньги на каждого воспитанника могут быть ими востребованы только после совершеннолетия. 

После пансиона аббата Николя Алексей, Михайло, Григорий поселились в отдельном доме в Москве, специально купленном для них опекунами.

 

«Куплен для господ малолетних Орловых из Московского Воспитательного дома каменный дом за 10 000 рублей». (Источник: РГАДА. Ф.1273, оп.1, 635, л.84).

 

Дети Федор и Анна продолжали жить с матерью. Татьяна Федоровна Ярославова ежегодно начала требовать у опекунов по 1-1,5 тысячи рублей из наследства ее детей Федора и Анны на разные нужды: на поправку дома, на обмундирование сына Федора, когда тот начал службу, требовала отдать ей кого-то из дворовых людей «братцев Орловых», ибо ей они нужнее, чем им.

«О протчих же госпожи Ярославовой в помянутом письме излишних и неосновательных требованиях вручитель сего Вашему Сиятельству объяснит»

(Источник: Из письма графа Алексея Мусина-Пушкина, опекуна воспитанников Ф.Г.Орлова, графу Владимиру Григорьевичу Орлову от 16 ноября 1808 года. РГАДА. Ф.1273-1-635, стр. 39)

То есть, госпожа Ярославова излишней щепетильностью не отличалась и достала всех до печенок. Мало того, графу Владимиру Григорьевичу Орлову пришлось ей напоминать, что село Кубенское, которое ей передано в наследство графом Ф.Г.Орловым, после ее кончины должно перейти, по завещанию, в собственность ВСЕХ воспитанников Федора Орлова. Граф-опекун просил не увеличивать оброк крестьянам, чтобы они не разорились совсем. Татьяна Федоровны сделала все наоборот, оброк был увеличен в два раза, и «в 1822–1823 годах происходит крупное волнение в имении помещицы Ярославовой в селе Кубенском».    

(Источник: Цинман А. З. Классовая борьба помещичьих крестьян Вологодской губернии в 1-й половине XIX века // Ученые записки ВГПИ. - Т 21, исторический. – Вологда, 1958).

В Отделе рукописей Библиотеки Ленина сохранился интересный документ, его нашел исследователь К.О.Орлов. 

Дело о тяжбе между родственниками Сергея Окулова, сына Т.Ф.Ярославовой от первого брака, и воспитанниками генерал-аншефа графа Федора Григорьевича Орлова. Дело большое, на 15 листах. Длилось оно несколько лет при жизни Ярославовой, а потом еще и после ее смерти.

 

Суть дела  в том, что в завещании граф

Ф.Г.Орлов позволял Ярославовой выделить из завещанного им имения 500 душ ее несовершеннолетнему сыну Сергею Окулову. Ярославова в 1797 году сначала  вознамерилась это сделать, а потом раздумала, заявив, что эти 500 душ сын получит только после ее смертиЕсли она и захочет отдать сыну эти 500 душ при жизни, то известит об этом в законном порядке. Сын Ярославовой – Сергей Окулов – 500 душ так и не получил, а  в 1805 году он и вовсе скончался. Т.Ф. Ярославова начинает долгую тяжбу, чтобы эти 500 душ стали принадлежать ей  теперь уже потомственно, то есть достались её детям Федору и Анне, ведь остальное имение ей принадлежит только при жизни, после смерти оно должно отойти всем воспитанникам графа Федора в равных долях. Вот и подумаешь,  мать ли она Алексею, Михаилу и Григорию Орловым.

«Противу иска Ярославовой возражали, с одной стороны, родственники умершего Сергея Окулова, а с другой, наследники генерал-аншефа графа Федора Орлова, и дело доходило до Сената, который в 1836 году признал, что Ярославовой из отказанного ей Графом Федором Орловым имения, в вечное и потомственное владение, не следует никакой части».

Родственники Окулова тоже не получили ничего. 500 душ достались воспитанникам графа Ф.Г.Орлова и их потомкам. Справедливость восторжествовала.

(Источник: «Сборник Высочайше-утвержденных мнений Государственного Совета по гражданским делам» (1852, 1853. 1854гг). ОР РГБ. Ф. 6099-36, стр. 43-44).

Вывод из всего вышеизложенного напрашивается один: Татьяна Федоровна Ярославова является матерью только Федора и Анны. О них она и печется.  Будь она матерью Алексея, Михаила и Григория, не устроила бы с ними тяжбу о наследстве. Не обнаружено и следов переписки между ней и тремя братьями Орловыми.

Кажется, портрет подполковницы Ярославовой, приятельницы графа Федора Григорьевича Орлова,  уже написан. Характер и нрав ее просматривается.

Но исследователь О.В. Шигаревская добавила еще один яркий мазок. В сентябре 1841 года Татьяна Федоровна, уже вдова Ярославова, отпустила на волю свою крепостную девицу из села Кубенское Вологодского уезда Авдотью Ногину. Но когда эта девушка через четыре года предъявила в Санкт-Петербургскую казенную палату подписанную и засвидетельствованную отпускную, выяснилось, что отпускная в суд не предъявлялась, и запись  ней фальшивая. Как так получилось? Татьяна Федоровна Ярославова к тому времени была уже немощной и в параличе, объяснить ничего не могла. Главный ее служитель подлинность ее подписи в отпускной 1841 года, данной ею Авдотье Ногиной, подтвердил. То есть Ярославова просто-напросто обманула девицу.

(Источник: ГАВО. Фонд 238. Опись 1, Ед.хр.495. Л.42-44).

 

Матерью Алексея, Михаила, Григория и Елизаветы была Елизавета Михайловна Гусятникова, вдова Попова. Матерью Федора и Анны – подполковница Татьяна Федоровна Ярославова, с которой граф Федор Григорьевич Орлов при жизни по каким-то причинам не оформил официальные отношения, она не стала его законной венчаной супругой.

Вот такие результаты получились в итоге моих расследований по поводу двух матерей воспитанников графа Федора Григорьевича Орлова. Не всё найденное было радужным и приятным, но, как говорится, из песни слова не выбросишь…

Оказалось, что была и третья женщина, мать Владимира, имени ее мы точно не установили, а только высказали предположение. Сомнение вызывает и отцовство графа Федора в этом случае. Возможно, он просто усыновил чужого сына по просьбе императрицы.

Автор Нина Симоненко. Продолжение следует...

 

 







 

почта