Семейные тайны. 
Почему граф В.Г.Орлов не принял в семью потомков брата Федора? 



Граф Федор Григорьевич Орлов, как известно, не был женат, но имел семерых детей от двух «приятельниц». При этом он не захотел жениться ни на одной из них. Впрочем, одна была замужней дамой. 
Его брат Владимир Григорьевич Орлов был в курсе всех любовных отношений Федора Григорьевича, и после его смерти не захотел принимать его «воспитанников» в большую семью Орловых и с ними родниться. 
Причина этого таилась в характере и жизненных принципах графа Владимира Григорьевича, примерного семьянина (он прожил со своей женой 49 лет), рачительного и бережливого хозяина, который умел ценить заработанную копейку. К этому приучал и своих детей. Даже внуки графа никогда не брали в долг и не были расточительны. 
«Воспитанники» Федора Григорьевича были иного нрава. 
Отец оставил им свою фамилию, герб, некоторый капитал и по 500 душ крепостных каждому. 
Опекун «воспитанников» граф Владимир Григорьевич Орлов обязан был следить за их финансами, положив деньги в банк до совершеннолетия «воспитанников» (21 года). 
Но братья Орловы, обучаясь в петербургском пансионе аббата Николя, ослушались опекуна и стали самовольно распоряжаться завещанным капиталом. 
Они брали взаймы деньги у товарищей, выдавая им письменные расписки. И таких расписок, в конце концов, скопилось великое множество. 
Когда об этом узнал граф В.Г.Орлов, он вознегодовал - сам-то он к деньгам относился бережно, а тут несовершеннолетние бастарды смеют вести себя так бессовестно и неосмотрительно. Этого было достаточно, чтобы отношения с ними были испорчены навеки. 
Воспитанники повзрослели, стали героями войны 1812 года, но ничего не изменилось в их отношениях со стариком Орловым. 
Не помогло даже обращение Михаила Федоровича Орлова, в последствие известного декабриста, с письмом к графу, где он умолял принять в семью его и братьев и считать их родными. Старик Орлов остался неумолимым и в просьбе отказал. 
Графиня Анна Алексеевна Орлова-Чесменская приняла сторону «воспитанников», уполномочив одного из них (Алексея Григорьевича, в последствие шефа жандармов в николаевской России) стать ее душеприказчиком. Анна Алексеевна симпатизировала и декабристу Михаилу Федоровичу. 
Возможно, графиня считала себя в какой-то степени, виноватой перед «воспитанниками», потому что Федор Григорьевич оставил именно ей бОльшую часть своего наследства. 
Жена декабриста М.Ф.Орлова (Е.Н. Орлова, урожденная Раевская) в своих письмах высказывала обиду на покойного графа Федора Григорьевича по этому поводу. 
В общем, обычные наследственные обиды. 
«Воспитанники» графа Федора Григорьевича Орлова и их потомки так и не стали родными для детей и потомков графа Владимира Григорьевича Орлова. 
Текст Нины Симоненко
. Август 2018 г.

******

 

Уточним дату рождения князя Алексея Федоровича Орлова.

В разных источниках указаны разные даты рождения князя:

8(19) октября 1786 года и 19 (30) октября 1787 года.

Как правило, финансовые документы самые правдивые. В РГАДА сохранилась обширная переписка опекунов малолетних братьев Орловых. Как мы помним, Алексей, Михаил, Григорий и Федор Федоровичи Орловы остались рано без отца. Над ними и их финансами учреждена опека в лице графа А.Г. Орлова-Чесменского, графа В.Г.Орлова, графа А. Мусина-Пушкина, графа А.Г. Петрова-Соловова.

В письме графа А. Мусина-Пушкина от 15 февраля 1808 года, адресованному графу В.Г.Орлову, сообщается:

«Милостивый Государь! Граф Владимир Григорьевич!

Старший воспитанник Алексей Федорович Орлов, приехав ныне из Петербурга сюда, отнесся ко мне письмом: что хотя он и пришел в совершеннолетие и имеет полное право отделиться в имении и капитале от прочих господ воспитанников Орловых и владеть своею частию его настоящий хозяин без опеки и попечительства. Но по обстоятельствам службы ныне он сего сделать никак не может, а по сему и попросили меня продолжить еще над имением и капиталом его опеку впредь до времени».

Алексей Федорович Орлов рожден в октябре, письмо Мусина-Пушкина датировано февралем 1808 года.  То есть в октябре предыдущего, 1807 года, Алексею Федоровичу исполнился 21 год (совершеннолетие).  В ноябре-декабре он обратился с письмом к опекуну Мусину-Пушкину, тот пока написал письмо В.Г.Орлову и отослал. К февралю Орлов и получил это письмо.

Произведем нехитрые расчеты, и год рождения получается 1786.

Источник письма: РГАДА, ф.1273 Орловы-Давыдовы, оп.1, е.х.635.

***

Уточним год поступления на службу Алексея Федоровича Орлова.

В письме графа А.Г.Орлова-Чесменского от 18 января 1805 года, адресованном графу А.Г.Петрову-Соловову и графу А. И.Мусину-Пушкину, сообщается:

«Милостивые Государи мои Александр Григорьевич и граф Алексей Иванович.

Из Господ воспитанников малолетних дворян Орловых старший Алексей Федорович поступил в воинскую службу, для которого на необходимые надобности употреблено по приказанию моему из собственных моих денег на покупку лошадей, сбруи и на одежду отправляемых к нему в услужение людям по щету 612 рублей 40 копеек. Ему же, Алексею Федоровичу, в С.Петербурге от комиссионера моего Алексея Безценного для обмундирования себя по службе и другие надобности отдано под росписки декабря 10-го – 2500, 22-го  - 1220, 24-го – 800, до сего года в генваре месяце для содержания людей, лошадей и прочия надобности 290. Итого – 5422 рубли 40 копеек».

Из письма делаем вывод, что службу Алексей Федорович Орлов начал в октябре 1804 года в возрасте 18 лет.

Источник письма: РГАДА, ф.1273 Орловы-Давыдовы, оп.1, е.х. 635, л.19

 ****

Заинтересовал вопрос: почему младший сын графа Владимира Григорьевича Орлова – Григорий и его жена Анна Ивановна, ур. Салтыкова, были похоронены не в усыпальнице всех Орловых, а в склепе КнязьВладимирской церкви «Отрады»? Первая деревянная усыпальница построена в 1801 году, вторая (каменная) - в 1835. Но прах Григория и его жены так и остался под алтарем церкви, хотя гробы братьев Орловых и старшего сына основателя «Отрады» Александра были перенесены в усыпальницу.

Дело в том, что Григорий был страстным коллекционером.

Покупая картины и автографы известных поэтов и писателей, случалось,  он входил в долги, потом раскаивался  перед отцом.   Спустя какое-то время,  все повторялось снова. Долги у Григория были всегда, чего старый граф Орлов не терпел, он учил детей жить по средствам, тратить деньги с умом, вести им счет. Начав когда-то хозяйствовать в «Усолье», Григорий Владимирович самовольно затеял  роскошное строительство там, не рассчитав заранее средства, чем вызвал недовольство отца. Так что отношения отца и сына Орловых безоблачными не назовешь.

      В 1826 году граф Григорий Владимирович Орлов скоропостижно скончался от удара, поднимаясь по лестнице в Сенат, оставив после своей смерти огромный долг.  Поговаривали, что целый миллион. Для старика-отца удар был вдвойне болезненным.

      У графа Григория Владимировича и Анны Ивановны не было детей из-за болезни супруги. Но у Григория Владимировича остались незаконнорожденные дети. Первого из них – Григория, старый граф-отец признал и заботился о нем. Мальчик какое-то время жил в семье, потом в престижном пансионате для дворянских детей «Журден». Григорий получил образование и стал  врачом.  Но фамилии родителя мальчик не получил. У старого графа не осталось сыновей-наследников, только внуки – Панины и Давыдов. Дать фамилию Орлов своему незаконному внуку, означало ущемить имущественные права законных внуков. Поэтому сын Г. В.Орлова стал Григорием Григорьевичем Григорьевым.

Сведения о Григории Григорьевиче Григорьеве (Орлове).

Р.14.09.1819 (Варшава) †6.03.1899 (Флоренция). До 1834 носил фамилию Орлов. Воспитывался в аристократическом пансионе Журдана в Петербурге. В 1834 получил фамилию Григорьев и зачислен в петербургские купцы 3-й гильдии. С 1836 студент Императорской медико-хирургической Академии в Петербурге, по окончании 20.01.1844 со степенью лекаря I отделения определён ординатором в Мариинскую больницу для бедных сверхштатным ординатором. Титулярный советник 23.07.1847 и определён 10.08.1847 на государственную службу в канцелярию военного министра. Переехал на жительство в Петербург на Морскую улицу.  С 26.05.1848 помощник секретаря 1 стола 2 отделения. С 2.05.1850  в аппарате МВД. Временно управляющий имением Отрада. В 4 классе с 21.05.1861. 26.07.1863-21.10.1866 Пензенский вице-губернатор; 8.11.1866-23.05.1870 Владимирский вице-губернатор. Действительный статский советник с 1865. Олонецкий губернатор 23.05.(7.07.)1870-3.05.1890.

Был женат: а) на княжне Марии Ивановне Одоевской (18331866). Умерла при родах; б) с 1868 на Елизавете Владимировне Савельевой-Ростиславич, (18491917).

Дети Григория Григорьевича Григорьева:

1.Ольга (1864 † не ранее 1911), в замужестве Новицкая.

2. Александр (1866 1919)

3. Владимир (1869 не ранее 1925)

4. Вера (1873- после 1917).  Предоставлено исследователем Кириллом Олеговичем Орловым

****

Когда родился зять графа В.Г.Орлова – Петр Львович Давыдов?

Родился 22 и крещен 25 июня 1781 г. в церкви Вознесения Господня, что при Адмиралтейских слободах. Отец: Драгунского пикинерного полка полковник Лев [Денисович] Давыдов.

Восприемники: его высокопревосходительство Николай Борисович Самуйлов; придворная фрейлина Александра Васильевна [Энгельгардт (?)].

Источник: Сиятельные жены: Биографии и родословная статс-дам и фрейлин русского двора: По спискам П. Ф. Карабанова / Ред.-сост. В. П. Пархоменко. СПб.1992. С. 8.

Источник сведений о крещении: С.И.Афанасьев «Друзья мои»…(Новые сведения о лицах пушкинского окружения из метрических книг петербургских православных храмов конца 18-начала 19 веков).

На памятнике, который изготовил и оплатил сын Петра Львовича Давыдова – Владимир Петрович Давыдов (граф Орлов-Давыдов с 1856 года), написано, что Петр Львович скончался на 60-ом году жизни в 1842 году.

То есть Петр Львович Давыдов родился в 1781 году 22 июня, а 31 мая 1842 года скончался, не дожив до своего 60-летия чуть меньше месяца.

******

Подполковница  Т.Ф.Ярославова, сахарные головы и бесконечные тяжбы…

Текст Нины Симоненко.

После смерти графа Федора Григорьевича Орлова его узаконенные семеро воспитанников остались жить в демидовском доме Нескучного.

Граф в завещании дал некоторым дворовым вольную, наградил деньгами и пожелал, чтобы они остались при его воспитанниках до их совершеннолетия.

Подполковница Ярославова согласилась заботиться о воспитанниках за особую  плату, числясь в денежных документах «надзирательницей».

Опекуны оплачивали ее расходы: кофе, книжные романы; сюртуки, камзолы, шинели, исподнее платье для слуг Татьяны Федоровны (трех лакеев, двух казаков, егеря, двух форейторов, берейторского и архитекторского учеников).  Девять слуг.

Прошло два года, и на воспитанников графа обрушилась моровая язва. Сначала скончалась пятилетняя Елизавета, дочь Гусятниковой, потом совершеннолетний Владимир, которого надо было уже отделять, и ему заказали «мундирную пару», купили сапоги, башмаки и прочее.

Брат Федора Григорьевича Владимир, ставший опекуном воспитанников, решил срочно забрать из-под надзора Ярославовой трех сыновей Гусятниковой (Алексея, Михаила и Григория)  и отдал их в пансион аббата Николя в Петербурге.

Демидовский дом уже в то время принадлежал Анне Орловой-Чесменской. Но они с отцом уехали за границу на пять лет, за домом присматривал управляющий Д.А. Огарков.

Татьяна Федоровна Ярославова со своими детьми Федором и Анной выехала в неизвестном направлении, получив на новый дом кругленькую сумму в 12 000 рублей. Еще ей было отдано опекунами множество вещей, необходимых в хозяйстве: столовую и кухонную посуду (графины, рюмки, бокалы, хрусталь); бельё, скатерти, салфетки, экипажи («англинская четвероместная карета с двумя ходами» - летним и зимним, двухместная карета «под темным лаком» с фонарями, обитая белым сукном  с зелеными гардинами, с суконной подушкой, на зимнем и летнем ходу; дорожная коляска с зеленым решетчатым кузовом с кожаной подушкой на летнем ходу, двуместные дрожки; разъезжие дрожки; кибитка летняя, обитая кожей, кибитка летняя, обитая циновкой; телега летняя для покупки провизии; сани городовые парадные, обитые плисом и золотым галуном; санки разъезжие с бочкой для возки воды - всего 10!), две четверни лошадей и упряжь.

Из мебели ей достались два «наугольника красного дерева»,

шкаф красного дерева с семью ящиками, туалетный стол, два полуциркульных стола, отделанных бронзой, два шкафчика для детской одежды, простой стол и клавикорды. Подполковница Ярославова увезла с собой 131 бутылку вина, а также пунша, рома и французской водки, 28 головок сахара весов 8 пудов 34 фунта.

Куда переехала Ярославова со своими двумя детьми, неизвестно.

Но она сразу же начала теребить опекунов своими денежными просьбами то в размере полутора тысяч рублей на починку дома, то такой же суммы на одежду подраставших детей. Да мало ли, на что нужны деньги одинокой женщине…

Потом Татьяна Федоровна потребовала забрать у «братцев Орловых» двух слуг,  они ей были нужнее, чем тем «братцам», которые уже жили в специально купленном для них опекунами доме.

Аппетиты подполковницы с годами росли как на дрожжах. Ну, а что, вино Федора Григорьевича Орлова уже выпито, сахар съеден, экипажи проданы, жить-то надо. Подполковница  помнит, что села с крестьянами, полученные по завещанию графа, принадлежат ей временно, потом они отойдут воспитанникам.

И Татьяна Федоровна решила увеличить оброк крестьянам этих сел в два раза, чем совершенно разорила их. В 1822–1823 годах «в имении помещицы Ярославовой в селе Кубенском» произошло крупное крестьянское волнение.

Мало того, Т.Ф. Ярославова затеяла еще и многолетнюю тяжбу с тремя воспитанниками графа Федора Орлова (Алексеем, Михаилом и Григорием) за 500 душ, которые Граф Федор Григорьевич еще при жизни позволил отдать Сергею Окулову, сыну Ярославовой от первого брака. Но тогда Татьяна Федоровна не выделила их сыну, пожадничала. Сын потом и вовсе скончался, теперь полковница (второй муж Ярославовой уже получил очередное звание и стал полковником) хочет эти 500 душ сделать потомственными, чтобы они достались её детям Федору и Анне, а не отошли «братцам Орловым» - Алексею, Михаилу и Григорию. Справедливость восторжествовала, суд постановил, что 500 душ должны отойти трем братьям Орловым.

В сентябре 1841 года восьмидесятилетняя Татьяна Федоровна, уже вдова Ярославова, сделала доброе дело - отпустила на волю свою крепостную девицу из села Кубенское Авдотью Ногину.

Эта девушка, желая приписаться в мещанство, через четыре года предъявила в Санкт-Петербургскую казенную палату подписанную и засвидетельствованную отпускную с красной сургучной печатью, на которой отчетливо читались выпуклые буквы «S» и «O» (Сергей Окулов). И тут-то выяснилось, что отпускная в суд не предъявлялась, и запись о засвидетельствовании фальшивая.

Татьяна Федоровна Ярославова к тому времени была немощной и в параличе, только мычала и объяснить уже ничего не могла.

Позвали преданного слугу ее, он подтвердил подлинность ее подписи в отпускной 1841 года, данной Авдотье Ногиной. Вот так и была обманута девица Авдотья.

Кстати, дочь Ярославовой Анна в 1813 году, будучи восемнадцатилетней, сбежала от матери к сенатору А.М.Безобразову, родила ему 15 детей и скончалась родами в 35 лет.

Источники сведений о Т.Ф.Ярославовой:

О.А.Иванов. Граф Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский в Москве.  Москва. «Сварог и К». 2002. (О наследстве, полученном Ярославовой после смерти графа Ф.Г.Орлова)

Письма графа Алексея Мусина-Пушкина, опекуна воспитанников Ф.Г.Орлова, графу Владимиру Григорьевичу Орлову. РГАДА. Ф.1273-1-635, стр. 39 (о незаконных требованиях Т.Ф.Ярославовой)

Цинман А. З. Классовая борьба помещичьих крестьян Вологодской губернии в 1-й половине XIX века // Ученые записки ВГПИ. - Т 21, исторический. – Вологда, 1958. (О волнениях в имении помещицы Т.Ф.Ярославовой)

«Сборник Высочайше-утвержденных мнений Государственного Совета по гражданским делам» (1852, 1853. 1854гг). ОР РГБ. Ф. 6099-36, стр. 43-44. (О тяжбе с воспитанниками графа Орлова по поводу 500 душ).

ГАВО. Фонд 238. Опись 1, Ед.хр.495. Л.42-44. (Об обманутой девице Авдотье Ногиной)

 

Портрет Ф.Ф.Орлова, сына Т.Ф.Ярославовой.

Источник портрета Ф.Ф.Орлова:  Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры "Государственный Ростово-Ярославский архитектурно-художественный музей-заповедник"







 

почта