Дети и внуки графа В.П.Орлова-Давыдова

                   

Внуки графа Владимира Петровича и графини Ольги Ивановны Орловых-Давыдовых от дочери Натальи ( в замуж. кн. Долгоруковой)

                          Князь Николай Дмитриевич Долгоруков 1858-  1899 

                                    

Князь Николай Дмитриевич Долгоруков -  сын старшей дочери Владимира Петровича Орлова-Давыдова Натальи.

В январе 1881 года Николай женился на  княжне Марии Павловне Голицыной и предпочел переселиться в имение жены «Великую Топаль» Новозыбковского уезда (теперь Брянская область), где и прошла вся жизнь Николая и его семьи. Князя избирали мировым судьей,  уездным предводителем, три года он был  губернским предводителем дворянства, посвятив жизнь «борьбе за земское дело», уделяя особое внимание народному образованию.  Число земских школ в  уезде при князе увеличилось с 19 до 43. Сам он  окончил историко-филологический факультет в университете. Заботами князя Долгорукова было создано  сельскохозяйственное  училище в Новозыбкове, на его деньги построена и  женская  гимназия  в городе в память об умершей дочери Елене.  Список всего построенного четой Долгоруковых, огромен: сельская школа в «Топали», народная библиотека в Семеновке, первые ясли, больница в уезде.   Все за счет князя и его супруги. В местном Реальном  училище была учреждена стипендия имени Н.Д.Долгорукова.

Князя очень любили за его мягкость, приветливость, простоту в обхождении и с аристократами, и с бедняками. «Живой, деятельный, энергичный, князь Николай Дмитриевич стремился вызвать жизнь и деятельность в других, во всем, что его окружало».  Умер князь от тифа на 42 году жизни.

    Князь Павел Дмитриевич Долгоруков  1866-1927                                

                                             

Князя Павла Дмитриевича Долгорукова современники  называли «кристально чистым человеком», говорили, что «более безобидного  незлобивого человека трудно встретить». Он категорически исключал насилие как в разрешении вопросов внутри государства, так и в вопросах внешних сношений.      Человек с такими принципами оказался в эпицентре политической борьбы. Он стал одним из основателей конституционно-демократической партии в России, был в ее ЦК, избирался депутатом 2-й Государственной думы. Его политическая деятельность была очень бурной: яркие выступления на заседаниях партии, посещение воинских частей, выезды на фронт, участие в митингах, написание статей, создание союзов, фракций.

На одном из митингов он сказал: «Если мы считаем большевизм злом, разрушающим нашу Россию, то должны сделать все, не смущаясь ужасами гражданской войны, чтобы вырвать ее из этого зла». Его арестовали и посадили в Петропавловскую крепость.  Просидел он там недолго, через два месяца был освобожден, переехал в Москву, где  находился на нелегальном положении.

В 1920 году ему удалось эмигрировать сначала в Константинополь, потом в Белград, Париж, Варшаву. Покидая Россию, Павел лишился всего: багаж его был утерян, он вынужден был разместиться «на матрасе возле каюты баронессы Врангель». В Константинополь он прибыл исхудавший, без денег, оборванный. Но в своих последующих воспоминаниях у него не было злобы в адрес большевиков,  а  все невзгоды князь переносил  стоически.  Даже в эмиграции Павел  пытался «спасать Россию». По родине тосковал сильно. Желая убедиться, смогут ли эмигранты рассчитывать на поддержку в России, он несколько раз переходил границу. Большевики его арестовали на станции Лопасня, недалеко от «Отрады», когда князь пробирался в Добрыниху к своей тетке, игуменье Магдалине.  Просидел  Павел Дмитриевич в Харьковской тюрьме 11 месяцев, знал, что его расстреляют, но вел себя очень мужественно и спокойно, как вспоминают сидевшие с ним в тюрьме люди.   Князь Павел Долгоруков   был расстрелян  в 1927 году в числе двадцати дворян «в ответ» на убийство советского посла в Варшаве Войкова, убийцы царской семьи. Свою семью Павел Дмитриевич Долгоруков  так и не создал.

 (Источник: Долгоруков П.Д. Великая разруха 1916-1926. М.ЗАО Центрполиграф)

     КНЯЗЬ Петр Дмитриевич Долгоруков  (1866 – 1951)

                                                               

Князь Петр Дмитриевич Долгоруков – брат-близнец Павла, поэтому детство и юность у них были одинаково счастливыми  и безмятежными  в кругу семьи, среди любящих родителей и многочисленных родственников.   Похожей была и  бурная общественная деятельность в первой четверти ХХ века. Шесть раз Петр Дмитриевич Долгоруков избирался в Государственную думу, был одним из основателей партии кадетов. Так же, как и его брат, он участвовал во всевозможных собраниях и прениях.

После революции 1917 года Петр Дмитриевич сразу же выехал за границу.    Жил в Турции, потом  в Чехословакии. У него, в отличие от брата,  была семья, где росли двое  детей.

В Чехословакии Петр Дмитриевич прожил до конца второй мировой войны, кормился, зарабатывая частными уроками. Когда советские войска освобождали Чехословакию, Петр Дмитриевич случайно встретил среди советских солдат своих земляков – Ивана Выпирайлова с сыном. Расчувствовавшись, князь пригласил их к себе, накормил, напоил, подарил фотографию с подписью: «Что-то родное дохнуло на нас.  Поклонитесь от нас нашей Родине.  Прага. 9 июня 1945 г. П. Долгоруков». 

30 июня 1945 года контрразведка «СМЕРШ» арестовала Петра Дмитриевича.  Ему вменялась «антисоветская деятельность за границей».  Несмотря на то, что  князю  исполнилось  80 лет,  его все же вывезли из Праги в  СССР,  приговорен он был  к пяти годам тюремного заключения в 1946 году.  Остаток жизни  ему предстояло провести в  тюрьме города Владимира.  Князь Петр Дмитриевич отсидел свой срок, и, освободившись из тюрьмы,  10 ноября 1951 года скончался. Последний приют князь обрел на городском кладбище Владимира.

В 1992 году Генпрокуратурой России Долгоруков Петр Дмитриевич был реабилитирован посмертно.

    ****************************************************************************  

Внучки  Орловых-Давыдовых от дочери Евгении (в замуж. Васильчиковой)   

Княгиня Александра Петровна Ливен, урожденная Васильчикова 1861-1915

                                              

Из пяти сестер Васильчиковых старшей была Александра Петровна, по-домашнему Олеся. Любимая внучка графа Владимира Петровича Орлова-Давыдова.  Красивая, статная, была балована дедом больше остальных: поездки  в Париж,  красивые платья, лучшие учителя. Отец и дед сумели  передать девочкам  любовь к литературе и искусству, показывая им мир: «для детей поездки чрезвычайно полезны в отношении их развития. Наука и экзамены своим чередом, а наглазное изучение света Божия своим чередом. Одно другое дополняет».

Замуж Олеся вышла за светлейшего князя Александра Андреевича Ливена (1860-1901),  предводителя дворянства Бронницкого уезда. У них в гостях часто бывали писатели и музыканты. Сам князь хорошо играл на фортепиано.

Хозяйствуя в подмосковных  имениях «Спасское» и «Кривякино», Александра Петровна  с мужем  оставили после себя добрую память.  В 2004 году в   Воскресенске на Ливенских чтениях с теплотой вспоминали и первую лечебницу, построенную на деньги князей Ливен, и столярную мастерскую, где бесплатно обучали ремеслу крестьянских детей, и  первую футбольную команду, созданную  сыном Петром Ливеном. Запомнилось людям и снесение забора вокруг парка, принадлежавшего Ливенам.  Александра Петровна предоставила  всем возможность гулять в нем.

Олеся прожила с мужем счастливо около 18 лет, у них родилось трое детей: сыновья Андрей и Петр и дочь Мария.  Князь Александр Ливен  ушел из жизни в 41 год и похоронен в обители «Отрада и утешение» Марии Владимировны Орловой-Давыдовой. Олеся одна растила детей. Сын Андрей стал священником.  Скончалась Александра Петровна Ливен, урожденная Васильчикова,  в 1929 году в эмиграции в Париже.

  Мария Петровна Стахович, урожденная Васильчикова   1862-1913

                                              

Второй сестрой была Мария Васильчикова, по-домашнему,  Маруся. Внешне  очаровательная и хрупкая, но с сильным характером, страстная наездница, ее любовь к лошадям сквозит в сохранившихся письмах. «Меня сильно привлекает верховая езда, в которой мне очень хочется усовершенствоваться». «Мы катаемся, я иногда верхом, на моей серой лошади, которая отлично идет. Берейтор, мне кажется, хорош».  «Вчера была тихая погода, и я ездила верхом четыре часа».

В своих посланиях-«отчетах» из  имения Пилюгино, их покойной матери,  Маруся с серьезностью рассуждает о ценах на рожь и о скудости на полях, и видишь в ней не 18-летнюю барышню, а настоящего хозяина. Маруся рассказывает деду, графу Орлову-Давыдову,  о событиях своей жизни строго, последовательно, без лишних эмоций, которые лишь иногда прорываются в описаниях  природы.  

Зная о главной  страсти Маруси – ее любви  к лошадям, можно догадаться, что связало девушку с ее будущим мужем - Алексеем Александровичем Стаховичем,  адъютантом московского генерал-губернатора.  Воспитанник  кавалерийского училища, он тоже был страстным любителем лошадей.  Его родители владели  конезаводом. И еще у обоих была  любовь к театру, пайщиками которого они  стали: и Стахович, и все сестры Васильчиковы,  и их двоюродные братья Долгоруковы Петр и Павел.

 Маруся скончалась от туберкулеза в 1913 году и была похоронена в обители ее тетки Марии Владимировны Орловой-Давыдовой.  Там же похоронили 15-летнюю дочь Стаховичей Александру (Драшку), а дочь Евгения и сын Михаил Стахович прошли испытания эмиграцией и прожили долгую жизнь, скончавшись уже во второй половине двадцатого века.

Екатерина Петровна Васильчикова (Катуся).

                                     

Третьей сестрой  была Екатерина Васильчикова, или Катуся. Личность не простая, такая «цыганочка c с выходом», своевольная с самого раннего детства. «Старшие попали под строгий надзор м-м Gibbon. Катуся получает менее ободрения своим вульгарным выходкам», - находим свидетельство в письме ее матери от 1869 года, когда Катусе было пять лет.   Она была полна энергии,  жизнерадостна, активна, общительна, могла  за себя постоять, возможно, поэтому создавалось впечатление, что она напористая и своевольная. «Наш драгун в юбке», - так о ней отзывались сестры, когда Катуся повзрослела.  У Катуси было искреннее и доброе сердце, теплом которого она щедро делилась с сестрами.

К деду Катуся была очень привязана, в своих бесхитростных детских посланиях  сообщает ему о семейных новостях:  «Вчера были у Шереметевых и очень веселились,   дома мы застали только маленьких Шереметевых, которые обрадовались, что я большая и толстая, стали на меня прыгать, влезать, вешаться и вообще всевозможно мучить, пока я не выходила из терпения и не разгоняла их со страшным криком» (1877 год).

Катуся останется на всю жизнь восторженной, искренней и пылкой. Она станет фрейлиной императрицы Александры Федоровны, супруги последнего русского царя. Император Николай II в своем дневнике часто упоминает ее: «Завтракали:  Катуся Васильчикова и Котя Оболенский, дежурный» 1894 год.  Императрица была очень застенчива, и бойкая Катуся на официальных встречах  всегда была рядом, занимала беседой рядом стоящего гостя, когда императрица с кем-то разговаривала.

К сожалению, Катуся поверила слухам, которые распускали об императрице и Распутине,  и решилась на дерзкий шаг – ушла из фрейлин в знак протеста. Этот ее эпатажный шаг вошел в историю, и она стала известна, как особа, добровольно ушедшая из фрейлин.

Дальнейшая судьба Катуси  сложилась печально.  Замуж она не вышла, прожив молодость в домах  сестер, помогая им в подборе нянь, поваров, помогая тетушке Марии Владимировне в ее обители «Отрада и утешение» и занимаясь благотворительностью в петербургской общине «Во имя Христа Спасителя».

После революции 1917 года Катуся осталась в Петербурге.  Она была  арестована «за сокрытие ценностей от властей», но в  тюрьме пробыла недолго.  (См. Воспоминания о России (1900-1932)». Ирина Дмитриевна Голицына. 2009 г.)

Ей пришлось навещать двоюродного брата Павла Долгорукова в Петропавловской  крепости и носить ему передачи, когда он был арестован.  В  1920-е годы Катуся  перебралась в Серпухов, к Марии Владимировне в обитель «Отрада и утешение». В 1927 году ее  вновь арестовали  и посадили в Бутырскую тюрьму за антисоветскую агитацию, видимо,  опять сказала что-то лишнее.   Приговорили ее к ссылке на три года в Ясногорский  район Тульской области. Жила она недалеко от станции Ревякино, давала  уроки детям, стегала одеяла для людей и перешивала одежду.   Освобождена была с ограничением проживания в 1930 году.  Скончалась Катуся  уже после 1930 года, где похоронена -  неизвестно.

Княгиня  Ольга Петровна Урусова, урожденная Васильчикова  1867-1931

                                     

 

Ольга, по-домашнему, Ошка, вышла замуж за князя Сергея Леонидовича Урусова. В 1902 году у них с мужем уже трое детей (Петр, Леонид и Николай). Ольга стала прекрасной матерью, любящей женой, заботливой сестрой, которая сумела со всеми ладить, всем помогать. Она пела в церковном хоре, находила время и для встреч с родными, и для переписки. 

Муж Ольги, князь Сергей Леонидович Урусов, был сыном тульского вице-губернатора. Матерью Сергея была красавица Мария Сергеевна Мальцова, дочь известного промышленника, владельца хрустальных заводов. Видимо, красота бабушки передалась и внукам. О  сыновьях Ольги все отзывались, как о красавцах.

Муж Ольги дипломат, после 1917 года семья Урусовых выехала за границу в эмиграцию, к тому времени у них  было уже пятеро детей, старшему  19 лет, а младшей дочери Евгении - девять. Сначала Урусовы оказались в Париже, где Ольга открыла свой Дом моды на бульваре Осман. В рекламе 1924 года княгиня О.П.Урусова сообщала, что ее ателье шьет платья, пальто, спортивные костюмы, делает шляпы и продает  русские вышивки. Модный Дом княгини Урусовой имел фольклорную направленность. Через какое-то время семья перебралась в США.  Сыновья Ольги  сыновья женились, кто на русских, кто на американках. Дочь Евгения вышла замуж за русского офицера Дмитрия Владимировича Леховича,  их потомки дожили до наших дней.

Княгиня Евгения Петровна Волконская (Васильчикова) (1871-1924) 

Евгения (Дженинька) вышла замуж за князя Александра Михайловича Волконского. В браке у супругов родилось четверо детей: сыновья Даниил, Никита, Владимир и дочь Мария.

                                              

Муж Джениньки -  полковник генштаба, был военным атташе в русском  посольстве в Риме, военным разведчиком, «добыв» для России чертежи экспериментальных пулеметов.  Во время празднования 100-летней годовщины Отечественной войны 1812 года в Петербурге демонстративно отказался поддержать торжественный адрес в честь императора. За этот дерзкий поступок ему предложили подать в отставку.  Князь Волконский с семьей остался жить в Риме.  Там  они содержали небольшой пансион «Пьяццо Минианелли», очень красивый дом  в испанском стиле, где останавливались русские эмигранты.

Спустя много лет, уже после смерти своей жены, князь А.М. Волконский принял католичество и стал священником.  Скончались  супруги Волконские в Италии, там же были и похоронены. Дженинька умерла в 1924 году, через три месяца после смерти ее двадцатилетнего сына  Никиты. Подробности пока неизвестны.

                                             

У графа Владимира Петровича  и Ольги Ивановны Орловых-Давыдовых было еще трое внуков, настоящих наследников фамилии и графского титула. Это сыновья Анатолия Владимировича и Марии Егоровны Орловых-Давыдовых: Владимир, Александр и Алексей.   Старший сын,  по семейному обычаю,  назван Владимиром. Ему досталась в наследство «Отрада», он стал последним ее хозяином и распрощался с имением после революции 1917 года, уехав вместе с братьями в эмиграцию.

Граф Алексей Анатольевич Орлов-Давыдов  1871-1947

                                              

Это самый младший из сыновей графа Анатолия Владимировича.  Он же единственный, чьи потомки сохранили фамилию Орловых-Давыдовых до наших дней. Две его внучки  сейчас  живут  в Англии, одна из них приезжала в «Отраду» в 1994 году.

Граф Алексей Анатольевич Орлов-Давыдов - наследник и владелец Воронежского майората (имений в Воронежской, Тамбовской, Орловской губерниях). В Петербурге владел особняком на Английской набережной. Состояние 20 млн. рублей. Коллежский регистратор в должности церемониймейстера. Причислен в 1915 году к Государственной Канцелярии. Жиздринский уездный предводитель дворянства. С 1906 великий магистр петербургской масонской ложи «Полярная Звезда». Депутат IV Государственной Думы. Друг А.Ф.Керенского. После октябрьского переворота 1917 выехал в Женеву. С 1925 года жил в Париже.

Был женат на баронессе Агафоклии Георгиевне Стааль, дочери русского посла в Лондоне барона Георгия Георгиевича Стааль (1824+1907) и его жены Софии Михайловны, урождённой княжны Горчаковой. Развод в октябре 1913.

                                              

Могила Теклы Егоровны Орловой-Давыдовой на кладбище Монтевидео в Уругвае.

Вторая жена - Мария Яковлевна Свешникова, урождённая Пуаре (1863- 1933), венчание в петербургском Княже-Владимирском Соборе 17.01.1914. Младшая из 7 детей Якова Викторовича Пуаре, тренера фехтования и гимнастики, и его жены Юлии Андреевны Тарасенковой. В первом браке с 1879 была за инженером Михаилом Свешниковым (1821-1912), имела дочь. Актриса, автор и исполнительница романсов «Я ехала домой», «Лебединая песнь». Известна также по скандальному судебному процессу в сентябре 1916. Граф Алексей Анатольевич организовал свое свеклосахарное производство, оснащенное по последнему слову техники, с прекрасным городком, выстроенным для рабочих завода.  Он  был крупнейшим благотворителем, как и все его предки. В войну 1914 года открыл столовые  для всех нуждающихся на свой счет, организовал лазареты для раненых и оплачивал лечение.   Будучи членом кадетской партии, фракции  «прогрессистов», он вышел из ее состава, как только узнал, что затевается убийство царя.  Скончался в Женеве, в эмиграции, в 1947 году.   

 Граф Александр Анатольевич Орлов-Давыдов  1869-1935  

                                               

Наследник и владелец Усольского майората. Церемониймейстер и коллежский советник до 1917 года. Один из руководителей народного «чапанного» восстания против большевиков в марте 1919 в Симбирской и Самарской губерниях с центром в Сенгилее. В парижской эмиграции водитель такси.

Жена: Мария Михайловна Зографо (1874-1933), дочь чиновника при русском посольстве в Париже. Председательница Крестьянского благотворительного общества в Петербурге. Председательница Парижского отдела Комитета по сооружению в Брюсселе Русского православного храма в память царя-мученика Николая II.                                          

Сохранился документ, который рассказывает, что граф Орлов-Давыдов и графиня Мусина-Пушкина перед революцией  написали и отпечатали прокламацию, где призывали рабочих и крестьян одуматься: «Русский царь дал вам свободу, а вы избрали себе других царей – социал-демократов. Вам говорят: бастуйте, голодайте.  Так  спросите ваших царей, социал-демократов, голодают ли они». В этом же документе граф и графиня пытались предотвратить надвигающуюся гражданскую войну: «Вы слушаете их и льете братскую драгоценную кровь. Разве мало вам той крови, пролитой на полях Манчжурии».

Конечно, профессиональные агитаторы и революционеры быстро заткнули им рот, осыпав оскорблениями («сиятельные хулиганы», «беснующаяся с жиру графиня»). Но отдадим должное смелости графа и графини, которые  хотя бы попытались противостоять надвигающимся беспорядкам и расколу общества.

Во время войны 1914 года Мария Михайловна, супруга Александра, организовала у себя в особняке госпиталь для раненых, а также мастерскую для инвалидов, чтобы те смогли приобрести новую специальность и прокормить себя в будущем. В 1915 году в этом же особняке Мария Михайловна организовала сбор  пожертвований  для поддержания русских благотворительных организаций в Сербии.

Когда Александр понял, что революция неизбежна, он решил спасти все самое ценное в имении «Отрада» от неминуемого разграбления. Вместе с братом Владимиром они собрали картины, фарфор, библиотеку, уникальный архив «Отрады», уложили все это в ящики (их оказалось 87) и вывезли в Москву, передав в Исторический музей. Самое ценное – полотно художника  Рембрандта «Спаситель» (стоило целое состояние 200.000 рублей серебром) - они положили на хранение в сейф ссудной кассы в Настасьинском переулке, где его обнаружили большевики уже после революции,  в 1919 году. В 1927 году картина была украдена неизвестными.  Сейчас она находится в частной коллекции в США.

После революции 1917 года граф Александр Орлов-Давыдов  с женой, дочерью и с братом Владимиром эмигрировали во Францию.  Там его ждала работа  шофера  такси, а графиня Мария Михайловна стала предпринимателем, организовав свой собственный Дом мод на бульваре Мальзерб в Париже. 

******* 

               Граф Владимир Анатольевич Орлов-Давыдов  1865-1936  

                                             

Наследник и последний владелец Отрадинского майората.                   

С юности страдал депрессивно-маниакальным синдромом, пребывал под опекой младших братьев. Не женился. После 1917 года с братьями покинул страну, скончался во Франции.

См. подробности жизни всех внуков Орловых-Давыдовых в книге Н.А.Симоненко «Тайны графской усадьбы».

 Текст Нины Симоненко              







 

почта